Закону об адвокатуре – десять лет

 Мы продолжаем беседовать об адвокатуре и ее роли в становлении правового государства в нашей стране с президентом адвокатской палаты Ставропольского края, вице-президентом Федеральной палаты адвокатов России Ольгой Руденко. Основной темой нашего сегодняшнего разговора стал предстоящий юбилей Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», подписанного Президентом страны Владимиром Путиным 31мая 2002 года. В этот день адвокатское сообщество ежегодно отмечает свой профессиональный праздник.
- Ольга Борисовна, в первую очередь примите поздравления с Днем российской адвокатуры от нашей редакции. И конечно, первый вопрос о законе-юбиляре. В каких условиях он принимался десять лет назад?
- В первую очередь хочу напомнить, что до 2002 года в нашей стране адвокаты руководствовались в своей деятельности законом, принятым еще в 1979 году, в условиях совершенно другой общественно-экономической формации. И хотя адвокатура и раньше считалась негосударственной организацией, все мы прекрасно понимаем, что на самом деле степень вмешательства государства и руководящей партии в ее деятельность была значительной. Ведь оставлять без контроля такой свободолюбивый, демократичный институт, как адвокатура, правители прежних лет считали опрометчивым.
Поэтому многие положения принятого в советское время закона тормозили деятельность адвокатуры, не позволяли ей развиваться, реализовываться в новых формах. В частности, чтобы создать консультацию, организовать юридическую помощь в том или ином виде, нужно было заручиться разрешением краевого управления юстиции. Поэтому судьба инициативы в этой сфере напрямую зависела от человеческого фактора, проще говоря, от воли начальника управления.
Законопроектов, начиная еще с девяностых годов, было предложено немало. Когда уже фактически была завершена судебно-правовая реформа и все участники правовой системы уже работали по-новому, только адвокатура оставалась без нового закона. Во многом благодаря воле Владимира Путина, ставшего у руля государства, удалось в довольно жесткой форме форсировать принятие этого важнейшего закона.
- И все же в первоначальном виде проект был далек от идеального?
- Сначала – да. Жаркие дискуссии продолжились после принятия закона в первом чтении. По сути, он декларировал абсолютную свободу: хотите – объединяйтесь, хотите – действуйте самостоятельно, а значит бесконтрольно. Нечто подобное случилось на Украине, где реформа прошла раньше. Украинские коллеги, наученные горьким опытом, призывали нас: не допустите этого хаоса у себя, чтобы вас не съели поодиночке. Ведь с «неудобным» адвокатом, работающим честно, принципиально и добросовестно, легко можно было свести счеты без корпорации, призванной защищать его интересы.
В тех условиях адвокатура показала свое подлинное сплочение. Мы ездили в Государственную Думу и Совет Федерации, органы исполнительной власти, объясняли, доказывали, добивались. И нас услышали на самом высоком уровне. В результате был принят закон, который по оценкам экспертов Совета Европы признан одним из лучших российских законов, соответствующим всем международным стандартам. За исключением принятых в 2004 году незначительных технических изменений, можно сказать, что сегодня он действует в своем первозданном виде.
- Приятно слышать высокие оценки. Но европейские эксперты смотрели на букву закона, то есть теорию. Хотелось бы услышать точку зрения правоприменителей. С точки зрения практикующих адвокатов – закон действительно настолько совершенен?
- К самому закону претензий практически нет. Если и есть, то мнения по этому поводу разнятся. Например, в законе прописано, что на приобретение статуса адвоката и осуществление адвокатской деятельности не вправе претендовать лишь лица, имеющие непогашенную или неснятую судимость за совершение умышленного преступления. Кто-то считает, что это мягкая формулировка. Адвокат должен быть эталоном чистоты и нравственности, но об этом в законе практически не говорится.
С другой стороны, мы также понимаем, что наша система гораздо чаще, чем на том же Западе, допускает осуждение невиновных лиц. Поэтому в принципе не исключено, что такая несправедливость могла коснуться будущего адвоката. И здесь вызывает сожаление существующее неравноправие, о чем я не устаю повторять на самых разных уровнях. У адвокатов – серьезные ограничения и высокая ответственность, но в гражданских делах практически те же полномочия, что и у тех, кто состоит в различных фирмах, представляющих юридические услуги. А у юристов, не имеющих статус адвоката, никто не проверяет ни судимость, ни знания, ни соответствие каким-либо морально-этическим установкам. В свою очередь, деятельность адвоката всегда находится в поле зрения нашей палаты и за ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем или нарушение норм кодекса профессиональной этики он может лишиться этого статуса.
Как президент палаты, скажу несколько слов и о действующем механизме избрания на этот пост. По закону один и тот же человек не может занимать должность президента адвокатской палаты субъекта федерации более двух сроков подряд. Может быть, в начальном периоде действия нового закона введение этой нормы было целесообразно, чтобы не допустить раскола в адвокатском сообществе. Сегодня, я считаю, эти ограничительные меры не на пользу нашему делу. С другой стороны, я также выступаю за более демократичный способ избрания президента палаты – не советом, состав которого по закону не может превышать 15 человек, а конференцией адвокатов. У нас в палате более 1600 адвокатов, и я считаю, что каждый из них должен получить право высказать свое мнение относительно кандидатуры на пост президента палаты.
Как видите, мнения могут быть разные по тем или иным положениям действующего закона, но в главном, что касается непосредственно профессиональной деятельности адвоката, его полномочий и обязанностей, закон у нас, я считаю, безупречный. Да, к сожалению, он не всегда исполняется всеми участниками правовой системы. Но это уже другая история.
- Недавно принят закон «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации». Готово ли оказалось к его исполнению адвокатское сообщество Ставрополья?
- Он вступил в силу с 15 января этого года. Во исполнение федерального закона соответствующие законодательные акты должны принять все субъекты федерации, так как финансирование возложено на регионы. В Думе Ставропольского края уже действует специальная рабочая группа, и мы принимаем в этом процессе активное участие. Но хочу отметить, что решение об оказании бесплатной юридической помощи мы приняли у себя в палате задолго до принятия федерального закона, еще в 2008 году. И оказываем такую помощь всем малообеспеченным категориям граждан, а консультативную помощь – абсолютно всем.
Отдельные слова хочу сказать в адрес краевого закона «О дополнительных гарантиях защиты прав несовершеннолетних, признанных потерпевшими в рамках уголовного судопроизводства». По этому закону, принятому в конце 2010 года, несовершеннолетним, попавшим в беду, гарантированно и на безвозмездной основе назначается представитель из числа адвокатов. В этом благородном деле Ставропольский край оказался первым и, насколько мне известно, до сих пор единственным в стране.
В подобных случаях, когда беда приходит в дом, люди по понятной причине находятся в растерянности. И искренне благодарны за то, что рядом оказывается квалифицированный защитник, который оперативно, с ходу знает как действовать в сложившейся ситуации. Причем, заметьте, благодарят власть за принятый закон. Люди знают об этом, и такая благодарность в наши дни, согласитесь, дорогого стоит.
- Ольга Борисовна, наверное, сейчас самое время вам поблагодарить своих коллег и поздравить их с наступающим юбилеем и профессиональным праздником.
- Конечно, в первую очередь поздравляю всех адвокатов с праздником и этой весомой датой – десятилетием закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Закон у нас действительно хороший. А пожелать я хочу, чтобы он на сто процентов реализовывался в нашей стране, в нашем крае, и чтобы его уважали представители других юридических профессий, равно как и все наши коллеги-адвокаты. И при этом безукоризненно соблюдали бы не только этот, но и другие законы страны. Если психология уважения к закону, его верховенства окончательно сформируется в нашем обществе у всех, тогда мы действительно будем жить в подлинно правовом государстве.
Еще всем коллегам желаю никогда не отступать перед трудностями. Помнить о том, что адвокат – это не привилегия, а прежде всего колоссальная ответственность. Ну и конечно, крепкого здоровья, терпения, силы и бодрости духа!
Беседовал Вадим Баканов.

"МК-Кавказ", 30 мая 2012 г.

 

Наш журнал

Свежий номер журнала

Голосование

Вы читаете "Вестник АПСК"




Результаты голосования