Ставропольская правда: Ольга Руденко о нынешних возможностях адвокатуры

Ольга Руденко о нынешних возможностях адвокатуры


Без адвокатуры, как известно, нет правосудия. В канун профессионального праздника, учрежденного пять лет назад II Всероссийским съездом адвокатов, на вопросы корреспондента «Ставропольской правды» отвечает президент адвокатской палаты Ставропольского края Ольга Руденко.
– Ольга Борисовна, не секрет, что правовое поле России достаточно нестабильно, и оно постоянно развивается. «Маленькому человеку» на этом поле достаточно неуютно. Каким вам видится в этих условиях место адвокатуры?
- Позволю себе цитату. «В России на протяжении веков господствовал культ государства и мнимой мудрости административного аппарата. А отдельный человек с его правами и свободами, личными интересами и проблемами воспринимался в лучшем случае как средство, а в худшем – как помеха для укрепления государственного могущества. Ущемления гражданских свобод и действий, ухудшающих материальное положение людей, не только аморальны, они еще и незаконны». Это слова из послания президента РФ Дмитрия Медведева Федеральному Собранию. То есть задача на ближайшее будущее. К сожалению, законы в нашей стране нарушаются, не исполняются, их не ценят и не уважают, а порой и открыто игнорируют. И как не вспомнить слова Герцена о том, что жить в России и не нарушать законов нельзя. Русский, какого бы звания он ни был, обходит или нарушает закон всюду, где это можно сделать безнаказанно, совершенно так же поступает и правительство. И в нашей стране сейчас сложилась ситуация, когда игнорирование юридических норм, самой Конституции стало привычкой. Очень распространены у нас и нарушения прав человека – на жизнь, честь, достоинство, жилище, имущество, безопасность. В результате человек перестает ценить, уважать, почитать право, так как он не видит в нем надежного гаранта и опору.
– А что может сделать адвокатура и что можно взять за точку отсчета для ее современного периода?
- Конечно же, 31 мая 2002 года. В этот день был подписан Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», появился Кодекс профессиональной этики адвоката. На законодательном уровне закреплены гарантии независимости адвокатской деятельности, в том числе положение об адвокатской тайне. Тогда и началась новая жизнь адвокатского сообщества, каждый член которого, по закону, на профессиональной основе оказывает «квалифицированную юридическую помощь… физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию».
– Либеральный подход российского законодателя к тому, что профессиональную юридическую помощь могут оказывать не только адвокаты, но и другие люди, нередко воспринимается в обществе как негативный фактор. А результата как не было, так и нет…
- Сейчас стали говорить о так называемой «адвокатской монополии». Планируется, что представлять интересы в суде по-прежнему будут адвокаты, а всем остальным могут заниматься и другие лица. Но… адвокатская деятельность урегулирована специальным федеральным законом. Работа же «свободных» юристов остается вне сферы специального правового регулирования, не имеет никаких гарантий контроля качества оказываемой правовой помощи. Такой подход не может и не будет способствовать повышению правовой культуры и правовой грамотности населения и развитию адвокатуры как института гражданского общества. Ведь «свободные» юристы не очень-то заморочиваются по поводу профессиональных этических норм.
– Видимо, работать в такие времена трудно. А что представляет адвокатская палата края сегодня? И что из традиций удалось сохранить?
- Сегодня палата объединяет около полутора тысяч профессиональных юристов. Сохранено главное – независимость и корпоративность. История развития нашего сообщества свидетельствует, что поставить адвокатуру на службу государству, а не людям еще никому не удавалось. Главные традиции, заложенные еще присяжными поверенными, – честность, добросовестность, порядочность, компетентность – во все времена оберегалась лучшими представителями, в том числе и ставропольской адвокатуры.
– И все-таки никакой опыт, никакие традиции не решают одной и очень существенной проблемы – доступа к квалифицированной правовой помощи. Не секрет, что большая часть населения не имеет достаточных средств, чтобы обращаться по правовым вопросам к представителям адвокатского корпуса.
- Проблема есть. И сейчас активно предлагается организация бесплатной помощи и правового просвещения населения. В частности, идет создание сети центров в рамках Ассоциации юристов России либо юридических клиник в вузах. Все это хорошо, но убеждена, что волонтерство в предоставлении квалифицированной юридической помощи недопустимо. Юрист должен нести ответственность за предоставляемую помощь. Конечно, вузовские клиники – это возможность для студентов на практике и под руководством преподавателя применить знания. И это правильно. Но это не решает проблемы доступа к правосудию, гарантированного нашим гражданам. Поэтому, предлагая такие новации, государство должно бы решить и еще один важный вопрос – компенсация затрат на оказание нуждающимся гражданам бесплатной помощи. Адвокат – не студент, он не обязан работать бесплатно.
– Однако сложность положения адвоката в современном мире состоит и в том, что довольно часто на обывательском уровне его воспринимают как человека, защищающего преступника и помогающего ему уйти от ответственности.
- Если обратиться к закону, то совершенно очевидна общность процессуальных интересов адвоката и того, кто оказался на скамье подсудимых. Но защита осуществляется вовсе не для того, чтобы оправдать преступление, исказить обстоятельства дела, чтобы никакие права и законные интересы подзащитного не были нарушены, чтобы судом были учтены все «за» и «против», чтобы был вынесен правосудный приговор. Такая у нас профессия. К тому же гарантированная Конституцией России. И разве можно обвинить адвокатов в том, что они добросовестно выполняют свои профессиональные обязанности?
Существует и другой аспект в нашей работе: выработка позиции при отстаивании интересов человека, совершившего преступление, требует от защитника огромных нравственных усилий. Ведь адвокат, гораздо больше и многогранней общаясь со своим подзащитным, имеет возможность участвовать в его судьбе, помочь в духовном возрождении личности (если человек совершил преступление и искренне в этом раскаивается). А может и наоборот…
– Этот непростой выбор стоит перед адвокатом и сегодня…
- Знаете, трудно быть высоконравственным в безнравственном обществе, где игнорируются законы, где некая целесообразность – гораздо важнее конституционного принципа. Безусловно, и адвокатура совсем не «белая и пушистая». В канун праздника не хочется вспоминать об этом. Но могу авторитетно заявить: все жалобы, поступающие к нам в палату, рассматриваются объективно и исключительно в соответствии с требованиями законодательства.
– То есть адвокатское сообщество Ставрополья не скрывает своих недостатков?
- А зачем скрывать? Разве это решит проблему? Да, есть негатив, но разве хорошего мало? Наша палата за вклад в развитие адвокатуры и повышение престижа адвокатской деятельности в 2004 году награждена Золотой медалью имени Плевако. Мы постоянно оказываем материальную помощь различным благотворительным организациям, поддерживаем своих ветеранов.
– Подытожим? Российская адвокатура была, есть и будет.
- Она была до нас и будет после нас. А своим коллегам хочу пожелать в день профессионального праздника доброго здоровья, счастья и успехов. А любимой адвокатуре – процветания, единства, престижа и авторитета в обществе.
Валентина ЛЕЗВИНА
http://www.stapravda.ru/20100528/olga_rudenko_o_nyneshnikh_vozmozhnostyakh_advokatury_45640.html
 

Наш журнал

Свежий номер журнала

Голосование

Вы читаете "Вестник АПСК"




Результаты голосования