Ставропольская правда: Адвокат – не волшебник, а советник по правовым вопросам

День ставропольской адвокатуры: Адвокат – не волшебник, а советник по правовым вопросам

22 ноября Адвокатская палата Ставропольского края отметит свой девятый день рождения и 89 лет ставропольской адвокатуре. Не будем спорить, какая из этих дат важнее.
Они обе — вехи в истории адвокатуры нашего региона. За почти девять десятилетий существования ставропольской адвокатуры накоплен большой и значительный опыт. Так что праздник, символизирующий объединение ставропольских адвокатов в одну структуру, – повод поговорить о прошлом, настоящем и будущем с президентом Адвокатской палаты Ставропольского края О. Руденко.
– Ольга Борисовна, сегодня в состав Адвокатской палаты края входит более полутора тысяч адвокатов. Их заслуги признаны на самом высоком уровне. В декабре 2004 года за вклад в развитие и повышение престижа адвокатуры Адвокатская палата СК награждена золотой медалью имени Ф. Н. Плевако. Летом нынешнего года получил звание лауреата Национальной премии в области адвокатуры и адвокатской деятельности за 2010 год в номинации «Деловая репутация» адвокат Ставропольской краевой коллегии адвокатов Юрий Александрович Каширин.
- Но не только профессионализм отличает работу наших адвокатов, но и добрые дела. Палата занесена на доску почетных дарителей и меценатов Ставропольского государственного историко-культурного и природно-ландшафтного музея-заповедника имени Г. Н. Прозрителева и Г. К. Праве. Она, кстати, первая и единственная в России создала музей адвокатуры. Мы — не иваны, не помнящие родства. Мы изучаем все хорошее, что было накоплено нашими предшественниками в профессии.
– Так давайте подводить итоги! Сколько, например, за последний год…
- А давайте не подводить их в цифрах и фактах! Гораздо важнее, на мой взгляд, в канун праздника остановиться, оглянуться и проанализировать то, к чему мы все-таки пришли в своей профессиональной деятельности, чего достигли. И это, замечу, не всегда радостные итоги, которые далеко не всегда зависят от нас, адвокатов.
– А от кого или от чего?
- От отношения государства к адвокатуре прежде всего. Вспомните дореволюционного «господина адвоката», вспомните уважаемого «товарища адвоката» советских времен и сегодняшних адвокатов, которым норовит помешать или вставить палки в колеса кто ни попадя. Хотя закон об адвокатской деятельности, десятилетие которого мы также будем отмечать в будущем году, конечно же, упорядочил условия деятельности адвокатуры и – главное – предусмотрел независимость адвокатской деятельности. Она уже неподконтрольна государству, напротив, государство должно содействовать ее работе и обеспечивать независимость ее деятельности. На деле же все получается чуть ли не с точностью до наоборот. Например, добьется адвокат решения суда в пользу обездоленного человека, но не факт, что в реальности жизнь этого человека улучшится.
– Значит, нам только и остается по-прежнему надеяться на чиновников, на их всесильность, в конце концов, на их добрую волю?
- Нет, конечно. Никак не могу согласиться с такой постановкой вопроса. В одном из своих посланий к Федеральному Собранию Президент РФ Дмитрий Медведев заявлял: «В России на протяжении веков господствовал культ государства и мнимой мудрости административного аппарата. А отдельный человек с его правами и свободами, личными интересами и проблемами воспринимался в лучшем случае как средство, а в худшем – как помеха для укрепления государственного могущества. Ущемление гражданских свобод и действий, ухудшающих материальное положение людей, не только аморальны, они еще и незаконны».
А генетическая память – она очень сильна. К сожалению, нет у нас уважения и веры к такой власти, как судебная, нет культуры уважения к закону. Наши же сограждане, сначала наделают благоглупостей, а потом уже пытаются от этих неприятностей избавиться с помощью адвоката. К нему приходят уже после того, как… Причем, как правило, проблемы, с которыми люди приходят к адвокату, связаны с необходимостью судебной защиты их прав.
– Да, согласна, в нашей стране не принято обращаться за советом к адвокату. Но вот попросить, да и потребовать, чтобы он выдал благоприятный прогноз, – это пожалуйста. А зачем же в ином случае платить деньги за услуги защитника?
- Добросовестный, подчеркну: именно добросовестный адвокат, никогда не станет выдавать авансы, обещать благоприятный исход по делу (что прямо запрещено и Кодексом профессиональной этики адвоката). Он может разъяснить положение закона, высказать свое мнение: возможно или уже нет защитить те права, которые утрачены человеком по своей воле и глупости. Адвокат не волшебник, он профессиональный советник по правовым вопросам. Очень многие мои коллеги именно по таким принципам и работают и пользуются реальным уважением и в адвокатском сообществе, и среди доверителей, и среди других представителей юридических профессий.
– Но далеко не все — не будем скрывать, из-за материальных проблем — могут воспользоваться квалифицированной правовой помощью. Это проблема, причем серьезная.
- К сожалению, так. Не все граждане да и представители малого и среднего бизнеса имеют возможность постоянно обращаться к специалистам, то есть юридически грамотно сопровождать свои действия. А ведь без правового сопровождения бизнес, например, обречен, на «понятиях» долго не протянешь…
– Что же делать и что можно сделать?
- Сейчас обществу и нам активно предлагается организация бесплатной помощи и правового просвещения населения через общественные организации, в частности через создание сети центров в рамках Ассоциации юристов России либо клиник в вузах. Все это хорошо. Но волонтерство в предоставлении квалифицированной юридической помощи, на мой взгляд, недопустимо. Юрист должен нести ответственность за предоставляемую помощь. Конечно, вузовские клиники – это возможность для студентов на практике и в обязательном порядке под руководством преподавателя применить свои знания. И это правильно.
Но юридические клиники не решают проблемы доступа к правосудию, гарантированную нашим гражданам Конституцией страны. Сама по себе идея создания системы бесплатной для граждан юридической помощи безупречна. Но реализовывать ее надо в соответствии с давно выработанными и признанными во всем мире основными принципами организации предоставления малоимущим бесплатной юридической помощи. Это независимость от государства лиц, оказывающих малоимущим юридическую помощь бесплатно, эффективность этой помощи при разумных затратах на нее.
У нас же предлагают какой-то суррогат в надежде, что он превратится в элитный продукт. Вы можете представить, чтобы в качестве врача бесплатную медицинскую помощь оказывал студент мединститута? Или бесплатно обучал детей учащийся педколледжа? Нет. Потому что все понимают, каковы будут последствия. Но почему же считается, что квалифицированную юридическую помощь может оказать любой желающий? Только потому, что он хочет это делать бесплатно? Если так подходить, то такие основополагающие понятия, как ответственность и контроль, становятся пустым звуком.
В нашей Адвокатской палате с первых дней ее существования помощь нуждающимся гражданам оказывается постоянно и бесплатно. Единственным условием для ее предоставления является нетрудоспособность и неимущественность гражданина, а также правовая обоснованность претензий.
– Ольга Борисовна, в этой связи не могу не спросить о взаимоотношениях адвокатов и не адвокатов, о разнице в качестве оказываемой и теми, и другими юридической помощи…
- На мой взгляд, весьма либеральный подход российского законодателя к вопросу о допуске к оказанию юридической помощи иными лицами, не являющимися адвокатами, становится негативным фактором в функционировании адвокатуры. И вовсе не потому, что меня мучит некая профессиональная гордыня. Вопрос этот весьма дискуссионный, на протяжении нескольких последних лет он обсуждается не только юридической общественностью, но и Президентом России, руководством Минюста России.
Адвокатская деятельность сегодня в России урегулирована специальным федеральным законом. Работа не адвокатов остается вне сферы специального правового регулирования. А это значит, что нет никаких гарантий контроля качества оказываемой правовой помощи. Такой подход государства не может способствовать повышению правовой культуры и правовой грамотности населения, а также развитию адвокатуры как института гражданского общества.
– Наверное, поэтому многие из нас занимаются, скажем так, «правовой самодеятельностью»…
- Слабая правовая защищенность людей подрывает веру в закон, в способность государства обеспечить порядок и спокойствие в обществе, оградить людей от преступных посягательств. Человек перестает ценить, уважать, почитать право, так как не видит в нем своего надежного гаранта и опору. В таких условиях даже у законопослушных граждан вырабатывается недоверие к существующим институтам.
– Одной из главных задач Адвокатской палаты СК является постоянное повышение квалификации адвокатов. Особое внимание уделяется изучению Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и основанной на ней практике работы Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ)…
- Эти усилия увенчались успехом: сегодня многие ставропольские адвокаты в суде мотивируют свою позицию не только нормами российских законов, но и грамотно используют прецедентное право Европейского суда. Применение Европейской конвенции в национальном судопроизводстве, не просто желательно, но и жизненно необходимо. А обращение к процедуре в Европейском суде ом,дает возможность не только решить конкретный вопрос, но и внести свой вклад в развитие правовой системы России. По жалобам ставропольских адвокатов принято несколько прецедентных постановлений, имевших последствия для правоприменительной практики и изменения законодательства. Жалоба по делу «Красуля против России» была подготовлена адвокатом Б. Дьяконовым. Результат – грядущая декриминализация составов клеветы и оскорбления. Жалоба по делу «Абрамян против России», подготовленная адвокатом Эдгаром Абрамян изменила судебную практику по возможности переквалифицировать преступное деяние, если при этом нарушается право подсудимого на защиту. Жалобы адвокатов Георгия Авакашвили и Александра Давыдова, поданных в защиту их доверителей Лагутиных, побудили Европейский суд в деле «Золотухин и 15 других против России» обратить внимание властей России на необходимость предусмотреть гарантии от произвола при осуществлении оперативно-разыскных мероприятий по ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-разыскной деятельности». Адвокат Оксана Садчикова имеет целую коллекцию постановлений Европейского суда и коммуницированных жалоб по нарушениям конвенционных прав ее доверителей.
Начиная с 2009 года несколько десятков ставропольских адвокатов прошли обучение по изучению Европейской конвенции, организованной Адвокатской палатой. В качестве логического завершения курса 25 адвокатам была предоставлена уникальная возможность посетить Европейский суд по правам человека в сентябре нынешнего года.
– Последний вопрос: какую задачу в профессиональный праздник вы ставите для себя лично?
- Сохранение единства адвокатуры, создание корпорации людей, связанных не только профессиональными интересами, но и нравственными императивами. Сохранение лучших традиций российской адвокатуры, продолжение изучения истории развития Ставропольской адвокатуры, передача накопленных знаний и опыта молодым, весьма перспективным адвокатам. Очень хочется, чтобы все сложности, встречающиеся на нашем пути, их не сломили.

http://www.stapravda.ru/20111122/den_stavropolskoy_advokatury_advokat__ne_volshebnik_a_sovetnik_p_57028.html
 

Наш журнал

Свежий номер журнала

Голосование

Вы читаете "Вестник АПСК"




Результаты голосования