МК-Кавказ: Адвокат – не волшебник, а профессиональный советник

Адвокат – не волшебник, а профессиональный советник

Мнение об излишней затратности обращения к профессиональному юристу бытует в народе уже не один год. Адвокатов даже стали сравнивать с медиками. Мол, что к первым, что ко вторым идти, только время и деньги тратить: по куче инстанций проведут, миллион справок соберут, а ничего конкретного не сделают.
Насколько верно это суждение, корреспондент «МК-Кавказ» решил узнать у человека, чей авторитет не вызывает сомнения даже у скептика. Персона года в номинации «Закон и право», Ольга Руденко за 35 лет адвокатской практики завоевала доверие тысяч ставропольчан именно своей принципиальностью в вопросах профессиональной этики. А еще доступностью, как это и положено руководителю, который любит свою работу, уважает коллег и не прячется от прессы, когда ему задают не самые приятные вопросы.
СПРАВКА «МК-КАВКАЗ»:
Ольга Руденко, окончила Кубанский государственный университет в 1976 году. С июля этого же года – стажер Ставропольской краевой коллегии адвокатов, с 1 сентября 1977 года – адвокат Ставропольской краевой коллегии адвокатов. В 2002 году избрана президентом адвокатской палаты Ставропольского края.

- Ольга Борисовна, для большинства обычных граждан, привыкших «не лезть на амбразуру» в случае попрания их прав, вопрос злободневен. Насколько соответствует действительности мнение о непомерно высокой оплате услуг адвоката?
- Настолько, насколько потенциальному подзащитному хочется в это верить. А между тем, успокоив себя обычным в таких случаях внушением «дорого и бесполезно», многие не приходят даже на консультацию, когда профессиональный совет еще может что-то изменить, от чего-то предостеречь. Обращаются, как правило, тогда, когда права уже нарушены и попытаться восстановить их можно уже только через суд. А это, естественно, намного сложнее и дороже, хотя платить в таких случаях обычно никто не отказывается. Деньги, естественно, находятся, но гражданин непременно хочет получить гарантию положительного решения своего вопроса. При этом очевидно, что ни один уважающий себя юрист не может заранее сказать, как будет разрешен спор. Кодекс профессиональной этики адвоката прямо устанавливает запрет на всякого рода сомнительные обещания положительного результата по делу. В этот момент у неискушенного клиента как раз и возникает чувство разочарования. Мол, однозначного ответа нет, дело тянется, а значит, деньги только зря отдал.
- Это на самом деле так?
- Конечно, нет! И вот пример. В адвокатскую палату поступило обращение осужденного из следственного изолятора. Как обычно, оттуда приходят только претензии к адвокатам. Но прочитав это письмо, оно вызвало у меня чувство огромного удовлетворения и благодарности адвокату за работу. Писал молодой человек, осужденный по ст. 228 УК, защищала его молодая адвокат по назначению. Срок наказания суд определил приличный, но осужденный благодарил меня, адвокатскую палату за то, что защищавшая его адвокат сделала все возможное, заявляла ходатайства, отстаивала свою позицию (к чему были веские основания). Ни обвинение, ни суд не согласились с ней. Но осужденный благодарил адвоката. Мне кажется это хороший пример того, что адвокат не всесилен, но только его добросовестная работа вызывает чувство благодарности. Очевидно, что защитник и не может быть всесильным, но быть ответственным просто обязан.
- На какие основные моменты нужно обращать внимание, для того, чтобы выбрать защитника, и не пожалеть об этом?
- В первую очередь, на оформление соглашения между адвокатом и его клиентом. В договоре обе стороны в обязательном порядке должны прописать все существенные условия: что должен делать адвокат, что – его доверитель, сколько стоит работа адвоката, а также размер компенсационных выплат (например, разъезды, связанные с исполнением поручения) и многое другое. Что же касается размера гонорара, то в него входит и сложность самого дела, и его длительность, и необходимость консультаций со специалистами, проведение экспертиз и т.п. Уверяю вас, что эти цены, как принято думать, не берутся с потолка: совет адвокатской палаты ежегодно принимает решение, где устанавливает рекомендуемые ставки, исходя из объективных данных и уровня жизни в нашем регионе.
Во-вторых, потенциальный клиент должен отдавать себе отчет в том, что профессионал никогда не станет приукрашивать действительность и обещать невозможное. Поэтому, если один адвокат честно предупреждает об отсутствии достаточных оснований для положительного решения спора, а другой сулит стопроцентный результат, стоит задуматься. Адвокат вправе и должен высказывать свое мнение как «за», так и «против». Адвокат – не волшебник, а профессиональный советник по правовым вопросам.
И третье – и это уже прописная истина: «бесплатный сыр бывает только в мышеловке». Если вам пообещали совсем недорогую, но очень квалифицированную помощь юриста-частника, не имеющего статуса адвоката, будьте уверены, что впоследствии пожаловаться на его недобросовестность вам будет некуда. На сегодняшний день адвокатура является единственной организацией, где доступ к профессии определяется через экзамен, принимаемый квалификационной комиссией (в составе которой не только адвокаты, но и представители Минюста, судейского сообщества и законодательного органа края). Не менее важно и то, что дисциплинарная ответственность адвоката перед доверителем закреплена законодательно, вплоть до прекращения статуса.
- Выходит, что не всякий юрист – адвокат?
- К счастью, это так, хотя в нашей стране и «неадвокатам» работать никто не запрещает. Пока… Следует сказать, что в Европе такое положение вообще не понимают, и очень удивляются как это возможно? Конституция России гарантирует гражданам получение квалифицированной юридической помощи, но до сих пор позволительно оказывать ее всем, кому не лень. В судах в качестве представителей, например, могут участвовать даже не юристы. Но вопрос об исключении такой ситуации в стране сейчас поднимают уже руководители высших судебных инстанций.
- Что нужно для прихода в профессию, кроме образования и желания? На юристов учатся многие, но не все становятся адвокатами. Каким требованиям должен отвечать будущий профессионал?
- Адвокатами хотят стать многие. Вопрос только: зачем? Некоторые наивно полагают, что именно здесь они решат свои материальные проблемы. Хочу сразу сказать – это миф, как и наши огромные гонорары. Адвокат должен обладать высокими профессиональными и нравственными качествами. В связи с этим, хочу привести слова Булата Окуджавы – «если адвокат еще и порядочный человек, ему цены нет».
- Какие основные издержки судопроизводства, несовершенства законодательства доставляют проблемы?
- Проблема в системе, в отсутствии реально независимой судебной власти. Нужна здоровая состязательность, повышение роли адвоката, его возможности на сбор и представление доказательств, отсекая при этом любые формы недобросовестного воздействия на правосудие. Замечу, это было сказано в одном из интервью Министром юстиции А.В. Коноваловым. А еще – мое глубокое убеждение – судьей нельзя становиться в 25 и даже в 30 лет. В странах с высочайшей правовой культурой судьями становятся, как правило, в 45-50 лет, когда приходит опыт профессиональный и мудрость житейская. А категория юристов, которые вправе претендовать на должность судьи – адвокаты, прокуроры и профессора университетов, имеющие безукоризненную репутацию.
- А с противоположного фронта, какие претензии летят в адрес представителей защиты?
- Со стороны судей – это неявка в судебное заседание, неуважение к суду. Со стороны обвинителей – большое количество заявленных адвокатом ходатайств, срыв процессуальных действий. Хотя обычно эти претензии подтверждаются не больше, чем на одну треть. А вот клиенты жалуются в основном на недобросовестность адвокатов. Понятие это очень емкое: здесь и пассивная защита, и нарушение порядка участия адвокатов в делах в уголовном судопроизводстве по назначению компетентных органов, и невыдача финансовых документов, и, как обычно, неблагоприятный результат по делу. Если говорить о статистике, то удовлетворение жалоб доверителей составляет около половины от общего числа. Эти цифры никак не свидетельствуют об ангажированности квалификационной комиссии в пользу адвокатов. Заключение выносится исключительно на основании доказательств, предоставленных участниками дисциплинарного производства. А вот претензии к адвокату относительно неблагоприятного исхода по делу не могут быть признаны заслуживающими внимания, как и большое количество заявляемых ходатайств.
- Получается, что современное российское общество не настолько уж и безграмотно, раз может себе позволить оспорить права на квалифицированную юридическую помощь?
- Положение ухудшает не безграмотность населения, а отсутствие четко выстроенной системы оказания юридической помощи. В том числе и бесплатной. 15 января 2012 года вступает в силу федеральный закон о бесплатной юридической помощи. Но финансирования нет, ведь бюджет края на следующий год уже сформирован без учета средств на эти цели. А люди идут в адвокатуру. Что делать? Большинству ведь действительно нужна помощь квалифицированных специалистов. Как правило, речь идет о серьезных нарушениях прав и свобод граждан. Мы не отказываем в помощи, стараемся решать эти проблемы своими силами, в адвокатской палате действует решение о порядке и условиях оказаниях бесплатной юридической помощи. Я очень надеюсь на то, что правительство Ставропольского края, а именно субъекты РФ должны обеспечить организацию и порядок предоставления населению квалифицированной юридической помощи, решит этот вопрос эффективно в ближайшее время. Собственно говоря, первый шаг сделан еще в прошлом году, когда у нас в крае был принят закон «О дополнительных гарантиях защиты прав несовершеннолетних, признанных потерпевшими в уголовном судопроизводстве». В рамках этого закона заключено соглашение между правительством Ставропольского края и адвокатской палатой, которым определены права и обязанности сторон, порядок предоставления юридической помощи и ее финансирования. Хочу отметить, что люди, получившие помощь в соответствии с этим законом, крайне признательны власти за заботу о них в трудной жизненной ситуации.
- В конце нашей содержательной беседы хотелось бы услышать еще несколько примеров, когда грамотные действия адвокатов приводили к благополучному исходу дела по защите прав личности и вызывали у своих доверителей чувство искренней благодарности?
- В практике адвокатской палаты таких примеров масса. Самый свежий (о нем сообщила «РГ») – это Постановление Конституционного суда по делу Власенко. Обращение было инициировано нашими адвокатами. И это не единичное решение в пользу доверителей ставропольских адвокатов. Летом прошлого года Конституционный суда поставил точку в споре правоприменителей относительно определения стоимости перевозимых через госграницу товаров (женщину, которая приобрела на распродаже в Канаде большое количество вещей для всей семьи, обвинили в контрабанде). Яркий пример, ставший сюжетом на одном из центральных каналов - ставропольский ветеран в ответ на запрос о получении награды за освобождение Украины, получил отписку, что памятник ему уже стоит (т.е. братская могила), и предложение доказать, что он живой. Адвокат обратилась в суд с заявлением об установлении тождества личности ее клиента и того, кого считали погибшим в боях. Или совсем недавнее дело. 103-летний ветеран умер, так и не дождавшись полагающегося ему жилья из-за волокиты при оформлении документов на субсидию. В судебном порядке адвокату удалось доказать право наследников на субсидию. Очевидно, что работа адвоката заключается в том, чтобы скрупулезно проанализировав законодательство, предложить суду аргументы, основанные на понимании лучших образцов права и справедливости, своевременно использовать все возможности в интересах доверителя.

28.12.2012 г., Московский Комсомолец

http://kavkaz.mk.ru/interview/2011/12/28/657394-zaschitniki.html
 

Наш журнал

Свежий номер журнала

Голосование

Вы читаете "Вестник АПСК"




Результаты голосования