Заявление Совета АП СК в связи с нарушением профессиональных прав адвокатов в КБР

Совет адвокатской палаты Ставропольского края, ознакомившись с рядом видеоматериалов, с достоверностью передающих обстоятельства инцидента в ОМВД России по Урванскому району по Кабардино-Балкарской Республике, имевшего место 20 мая 2020г. с участием адвокатов, не подменяя собой следственные и судебные органы, считает необходимым сделать заявление о грубом нарушении профессиональных прав адвокатов и попрании конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи задержанного лица.

Настоящий вывод обусловлен следующим.
Из общедоступных и просмотренных видеоматериалов следует, что адвокаты адвокатской палаты Кабардино-Балкарской Республики Д.М. Ципинова, Л.Г. Кочесокова, Н.Г. Магова, имея при себе ордера на защиту и удостоверения, прибыли для осуществления защиты своего коллеги, задержанного Жилокова Р.М., в ОМВД России по Урванскому району. Однако, в течение нескольких часов они не были допущены к своему подзащитному по устному указанию начальника ОМВД Шогенова Р.Б. и с применением насилия были выдворены из помещения отдела полиции.

Согласно ст.16 Основных принципов, касающихся роли юристов, принятым восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями: «Правительства обеспечивают, чтобы юристы: а) могли выполнять все свои профессиональные обязанности в обстановке, свободной от угроз, препятствий, запугивания или неоправданного вмешательства; b) могли совершать поездки и беспрепятственно консультироваться со своими клиентами внутри страны и за ее пределами; и с) не подвергались судебному преследованию и судебным, административным, экономическим или другим санкциям за любые действия, совершенные в соответствии с признанными профессиональными обязанностями, нормами и этикой, а также угрозам такого преследования и санкций».

Европейский суд по правам человека неоднократно подчеркивал, что преследование представителей юридической профессии наносит «удар в самое сердце системы Конвенции». (Постановление по делу «Круглов и другие против России»).

В соответствии со ст.15 ч.4 Конституции РФ: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

Статья 48 Конституции РФ гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно, а каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.

Согласно ст.15 ч.3 Федерального Закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в РФ»: «Удостоверение является единственным документом, подтверждающим статус адвоката, за исключением случая, предусмотренного пунктом 5 настоящей статьи. Удостоверение подтверждает право беспрепятственного доступа адвоката в здания районных судов, гарнизонных военных судов, арбитражных апелляционных судов, арбитражных судов субъектов Российской Федерации, в здания, в которых правосудие осуществляется мировыми судьями, в здания прокуратур городов и районов, приравненных к ним военных и иных специализированных прокуратур в связи с осуществлением профессиональной деятельности».

Согласно ч.1 ст.18 Федерального Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»: «Вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом запрещаются».

В соответствии со ст.49 УПК РФ защитник участвует в деле с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, а так же с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления.
Совокупность вышеизложенных правовых норм подтверждает бесспорное право адвокатов Д.М. Ципиновой, Л.Г. Кочесоковой, Н.Г. Маговой, имевших при себе ордера и удостоверения адвокатов, на доступ к своему подзащитному Жилокову Р.М.

Совет палаты отмечает, что лишение адвокатов законного права на общение со своими доверителями наносит мощный удар по самому существованию и функционированию адвокатского сообщества и является самым вопиющим и нетерпимым нарушением.

При этом нет ни малейших оснований полагать, что адвокаты имели какие-либо иные цели и мотивы для посещения здания ОМВД помимо законной цели оказания квалифицированной юридической помощи своему доверителю. Последнее обстоятельство подчеркивает явную неадекватность реакции сотрудников полиции в ответ на законное требование защитников.
Из имеющейся видеозаписи следует, что в ответ на требования адвокатов объяснить причины не допуска к подзащитному никаких объяснений от сотрудников полиции, в том числе и начальника ОМВД Шогенова Р.Б., не последовало.

Рекомендация №R (2000)21 Комитета министров Совета Европы «О свободе осуществления профессии адвоката», принятая 25.10.2000 на 727 заседании заместителей министров, устанавливает обязанность ассоциации адвокатов содействовать установлению и отстаиванию справедливости.

С учетом этого Совет адвокатской палаты Ставропольского края решительно осуждает нарушение профессиональных прав адвокатов, сопряженное с необоснованным применением насилия со стороны правоохранителей в отношении трех адвокатов. Названные безосновательные и циничные действия сотрудников полиции заслуживают надлежащей уголовно-правовой оценки в рамках объективного и непредвзятого расследования.

Возбуждение же уголовного дела в отношении адвоката Ципиновой Дианы Мусовны и ее продолжающееся уголовное преследование по ст.318ч.1 УК РФ является результатом следственной ошибки и очевидного недоразумения, в связи с чем Совет палаты призывает компетентных должностных лиц Российской Федерации и Кабардино-Балкарской республики прекратить уголовное дело в отношении адвоката.

Принято единогласно на заседании Совета адвокатской палаты Ставропольского края 19 июня 2020 года.