Решение Совета ФПА в связи с проведением ФРС проверок адвокатских палат

РЕШЕНИЕ
Совета Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации

3 апреля 2007 г.                                                                                                                           г. Москва

(протокол № 10)

В Совет Федеральной палаты адвокатов поступает информация из адвокатских палат субъектов Российской Федерации (Республики Алтай, Республики Карелии, Карачаево-Черкесской Республики, Волгоградской области и др.) о проведении территориальными органами Федеральной регистрационной службы проверок адвокатских палат и адвокатских образований в порядке реализации полномочий по контролю за деятельностью некоммерческих организаций.

Рассмотрев данную ситуацию, Совет ФПА РФ отмечает:

1. Установленные пунктами 3–15 статьи 32 Федерального закона от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» (далее – Закон о некоммерческих организациях) (в редакции Федерального закона от 10 января 2006 г. № 18-ФЗ) методы и средства государственного контроля направлены на усиление государственного контроля за деятельностью некоммерческих организаций (НКО) с целью не допустить осуществления ими внеуставной деятельности, легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, финансирования терроризма и экстремистской деятельности.

2. Распространение указанных норм на адвокатские палаты и адвокатские образования, созданные и действующие в соответствии с Федеральным законом от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре), не имеет ничего общего с достижением заявленных законодателем целей, поскольку организация деятельности и финансирования этих организаций принципиально отличается от организации деятельности и финансирования иных некоммерческих организаций, не связанных с обеспечением конституционного права на квалифицированную юридическую помощь.

3. Правовой статус и сфера деятельности адвокатских палат и адвокатских образований коренным образом отличаются от правового статуса и сферы деятельности некоммерческих организаций иных форм, чем и было обусловлено принятие специального Закона об адвокатуре. Являясь институтом гражданского общества и неотъемлемой частью системы судопроизводства в Российской Федерации, в отношениях с государством адвокатура действует на основе принципов независимости, самоуправления и корпоративности (статья 3 Закона об адвокатуре). С учетом этих принципов законодатель названным специальным законом определил характер и пределы контрольных полномочий для уполномоченного госоргана в лице Росрегистрации. Поэтому Закон о некоммерческих организациях (в редакции от 2 марта 2007 г.) применяется к адвокатским палатам и адвокатским образованиям лишь постольку, поскольку он не противоречит Закону об адвокатуре, что, например, прямо следует из содержания пункта 18 статьи 22 Закона об адвокатуре.

4. При таком положении то обстоятельство, что в Законе о некоммерческих организациях содержится норма (пункт 2 статьи 1), согласно которой он применяется ко всем некоммерческим организациям, если иное не предусмотрено специальным законом, не может служить основанием для расширения контрольных полномочий в отношении адвокатуры, поскольку сам Закон об адвокатуре в целом, с одной стороны, определяет пределы контрольных полномочий государства, с другой стороны, устанавливает отмеченную выше субординацию этих законов.

5. Оставлена без внимания специфика адвокатских образований, действующих в качестве налоговых агентов адвокатов. В частности, денежные средства, поступающие на счета адвокатских образований, не являются их собственными средствами, так как представляют собой вознаграждения (оплату труда) адвокатов за оказанную юридическую помощь и в этом качестве лишь зачисляются на счета образований.
Согласно Закону об адвокатуре все созданные в соответствии с ним некоммерческие организации содержатся за счет целевых отчислений своих членов (адвокатов или адвокатских палат), имеют смету и сдают отчетность о целевом использовании средств в налоговые органы и органы статистики. При этом целевые отчисления производятся путем внутренних расчетов. Таким образом, проверка сведений о расходовании средств адвокатской НКО на основании данных банка возможна только посредством проведения проверки расходования средств адвокатов, что явно выходит за пределы полномочий органов Росрегистрации.

6. Игнорируются требования Закона об адвокатуре по обеспечению режима сохранения адвокатской тайны, тогда как они подлежат безусловному исполнению не только адвокатами, но и проверяющими госорганами, в том числе и органами Росрегистрации. Из чего следует, что истребование документов, содержащих сведения, составляющие адвокатскую тайну, недопустимо.

Отмеченные особенности, по мнению Совета, не получили должного отражения ни в Постановлении Правительства РФ от 15 апреля 2006 г. № 212 «О мерах по реализации отдельных положений федеральных законов, регулирующих деятельность некоммерческих организаций», ни в Порядке проведения проверок соответствия деятельности некоммерческой организации, в том числе по расходованию денежных средств и использованию иного имущества, целям, предусмотренным ее учредительными документами (уставным целям), утвержденном приказом Министерства юстиции РФ от 22 июня 2006 г. № 222, ни в Административном регламенте исполнения Федеральной регистрационной службой государственной функции по проведению в установленном порядке проверок по вопросам, отнесенным к компетенции Федеральной регистрационной службы, принятию по их результатам мер, предусмотренных законодательством Российской Федерации, утвержденном приказом Министерства юстиции РФ от 25 декабря 2006 г. № 380.

В связи с этим Совет расценивает как очевидное превышение полномочий требования отдельных руководителей органов Росрегистрации (в Республике Карелии, Волгоградской области), которые в связи с проверкой требуют представить учредительные документы, списки членов адвокатских палат и адвокатских образований, образцы оттисков печатей, публикации и сообщения в СМИ, касающиеся деятельности адвокатских палат и адвокатских образований, бухгалтерскую отчетность по формам №№ 1, 2, 4, 6 за 3, 6, 9 месяцев 2006 г., сметы доходов и расходов, декларации по налогу на прибыль, выписки из расчетного счета, платежные поручения, кассовые книги, журнал кассира-операциониста, приходные и расходные кассовые ордера, приходные и расходные накладные, оборотно-сальдовую ведомость по бухгалтерским счетам 50, 51, 60, 62, 86, 99 за 9 месяцев 2006 г. и другие документы.
Указанные требования не только не соответствуют смыслу и основным принципам Закона об адвокатуре, но входят в противоречие с Законом о некоммерческих организациях.
В соответствии с пунктом 3 статьи 32 этого Закона некоммерческая организация обязана представлять в органы Росрегистрации по установленной форме только документы, содержащие отчет о своей деятельности, о персональном составе руководящих органов, о расходовании денежных средств и об использовании иного имущества, в том числе полученных от международных и иностранных организаций, иностранных граждан и лиц без гражданства. Формы названных документов определены Постановлением Правительства РФ от 15 апреля 2006 г. № 212 (приложение № 3), они представляются к 15 апреля года, следующего за отчетным, и их представление не обусловлено запросами органов Росрегистрации.

Далее, в соответствии с подпунктом 1 пункта 5 статьи 32 Закона о некоммерческих организациях при осуществлении контроля за соответствием деятельности НКО любой организационной формы целям, предусмотренным ее учредительными документами, и законодательству РФ, органы Росрегистрации вправе запрашивать у организации исключительно распорядительные документы органов управления (перечень распорядительных документов предусмотрен в Унифицированной системе организационно-распорядительной документации, установленной Общероссийским классификатором управленческой документации ОК 011-93; к органам управления относятся: высший орган управления организации (общее собрание, конференция), исполнительный орган (совет, президиум, управляющий партнер и т.п.), а также иные органы управления организации (при их наличии), созданные в соответствии с учредительными документами).
Таким образом, статья 32 Закона о некоммерческих организациях не дает органам Росрегистрации право на истребование документов иных органов адвокатских палат и адвокатских образований, не являющихся органами управления организации (квалификационной и ревизионной комиссий, наблюдательного или попечительского совета и др.), а также документов должностных лиц НКО, не являющихся исполнительным органом управления организации.

Следует также обратить внимание, что в соответствии с подпунктом 2 пункта 5 статьи 32 Закона о некоммерческих организациях все документы и информацию о финансово-хозяйственной деятельности НКО органы Росрегистрации вправе запрашивать самостоятельно у органов государственной статистики, федерального органа исполнительной власти, уполномоченного по контролю и надзору в области налогов и сборов, и иных органов государственного надзора и контроля, а также у кредитных и иных финансовых организаций.
В силу изложенного истребование органами Росрегистрации непосредственно у адвокатских палат и адвокатских образований бухгалтерской и (или) налоговой отчетности, первичных учетных документов, бухгалтерских регистров, кассовых книг и журналов, а также банковских документов, в том числе выписок со счетов организации, противоречит требованиям подпункта 2 пункта 5 статьи 32 Закона о некоммерческих организациях.
Оценивая сложившуюся ситуацию, возникшую в связи с реализацией Закона о некоммерческих организациях, и исходя из необходимости ее разрешения правовыми средствами, Совет Федеральной палаты адвокатов

Р Е Ш И Л :

1. Направить в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации обращение с просьбой максимально ускорить принятие внесенного депутатом Государственной Думы ФС РФ А.М. Макаровым законопроекта «О внесении дополнения в Федеральный закон “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”» в предложенной редакции, учитывая принципиальную важность скорейшего разрешения данной ситуации для адвокатуры.

2. Довести до сведения Правительства Российской Федерации, Министерства юстиции Российской Федерации и Федеральной регистрационной службы позицию Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по вопросам, связанным с необоснованным расширением контроля за деятельностью адвокатских палат и адвокатских образований со стороны органов Федеральной регистрационной службы, и предложить внести соответствующие изменения в принятые ими нормативно-правовые акты с учетом особенностей организационно-правовых форм деятельности адвокатских палат и адвокатских образований, предусмотренных Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

3. Рекомендовать адвокатским палатам и адвокатским образованиям в период до принятия необходимых изменений и дополнений к правовым актам исполнение требований органов Росрегистрации о представлении документов и проведении проверок осуществлять с учетом изложенной позиции Совета Федеральной палаты адвокатов и требований Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» по обеспечению режима сохранения адвокатской тайны.
Обо всех фактах игнорирования органами Росрегистрации положений и требований Закона об адвокатуре информацию направлять в Совет Федеральной палаты адвокатов.

4. Направить копию настоящего решения в адвокатские палаты субъектов Российской Федерации.

5. Опубликовать настоящее решение в «Вестнике Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации».

 

Президент Федеральной палаты адвокатов
Российской Федерации Е.В. Семеняко
 

РЕШЕНИЕ
Совета Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации

30 ноября 2009 г.                                                                                                                            г. Москва

(протокол № 3)

В Совет Федеральной палаты адвокатов по-прежнему поступает информация из адвокатских палат субъектов Российской Федерации о проведении территориальными органами Министерства юстиции РФ проверок адвокатских палат и адвокатских образований в порядке реализации полномочий по контролю за деятельностью некоммерческих организаций.

Рассмотрев данную ситуацию, Совет ФПА РФ отмечает:

В ряде субъектов Российской Федерации территориальные органы юстиции продолжают осуществлять двойной контроль за деятельностью адвокатских палат и адвокатских образований, так как в ходе проверок специалисты по делам некоммерческих организаций, по существу, дублируют контрольно-надзорные функции специалистов управлений юстиции по вопросам адвокатуры и представителей управлений юстиции, входящих в состав квалификационных комиссий.
Такая ситуация возникла потому, что органы юстиции не учитывают правовой статус и сферу деятельности адвокатских палат и адвокатских образований, которые коренным образом отличаются от правового статуса и сферы деятельности некоммерческих организаций иных форм, тем самым игнорируют нормы Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», регулирующие пределы осуществления уполномоченными органами предоставленных им контрольных полномочий.
При этом представители государственной власти иногда допускают необоснованное вторжение в сферу финансовой деятельности адвокатских палат и адвокатских образований, указывая, каким образом и на какие цели должны направляться финансовые средства, сформированные исключительно за счет отчислений адвокатов. Такие действия проверяющих, по сути, направлены на подмену полномочий органов адвокатского самоуправления, к исключительной компетенции которых относятся вопросы формирования имущества и его расходования.
Например, в акте проверки Адвокатской палаты Пермского края сделан вывод о её бездействии в вопросах компенсации адвокатам-защитникам по назначению за счет средств адвокатской палаты командировочных расходов, связанных с выездом к месту проведения процессуальных действий, и, как следствие, об уклонении палаты от содействия в защите профессиональных и социальных прав адвокатов.
Федеральная палата адвокатов обратилась к Министру юстиции РФ с предложением об урегулировании контрольно-надзорной деятельности территориальных органов юстиции с учетом специального Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».
Оценивая сложившуюся ситуацию, возникшую в связи с исполнением органами юстиции Федерального закона «О некоммерческих организациях», и исходя из необходимости ее разрешения правовыми средствами, Совет Федеральной палаты адвокатов

Р Е Ш И Л :

1. В дополнение к решению Совета ФПА РФ от 3 апреля 2007 г (протокол № 10) разъяснить, что действие Федерального закона «О некоммерческих организациях» в части проведения проверок в адвокатских палатах и адвокатских образованиях, а также использования иных форм контроля, применяемых к некоммерческим организациям, не распространяется на адвокатуру, так как он противоречит Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». В случае коллизии между законами равной юридической силы приоритетным признается закон, который специально предназначен для регулирования соответствующих отношений, в частности, в сфере адвокатуры.
Поэтому требования должностных лиц территориальных органов юстиции при осуществлении ими своих контрольных полномочий, подлежат исполнению лишь в тех случаях, когда они основаны на положениях Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

2. Рекомендовать адвокатским палатам и адвокатским образованиям о всех фактах предъявления незаконных требований должностными лицами территориальных органов юстиции оперативно информировать Федеральную палату адвокатов.

3. Направить копию настоящего решения в адвокатские палаты субъектов Российской Федерации и заместителю Министра юстиции РФ Любимову Ю.С.
4. Опубликовать настоящее решение в «Вестнике Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации».


Президент Федеральной палаты адвокатов
Российской Федерации Е.В. Семеняко

 

Наш журнал

Свежий номер журнала

Голосование

Вы читаете "Вестник АПСК"




Результаты голосования