Закон благоволит упорным

В последнее время Ставрополье потрясли ряд коррупционных скандалов, фигурантами которых являются как мэры крупных городов Ставрополья, так и руководители крупных структурных подразделений правоохранительной системы края. Насколько законно и беспристрастно ведётся борьба с коррупцией на Ставрополье и какова роль адвоката в современном обществе, беседует со ставропольским адвокатом Вадимом ПАНКОВЫМ обозреватель газеты «Открытая» Василий Красуля.

- Вадим, вы, наверное, слышали о последних коррупционных скандалах на Ставрополье, фигурантами которых стал мэр г. Георгиевска Виктор Губанов, начальник следственного отдела по расследованию экономических преступлений ГСУ при ГУВД по СК Виталий Княжев, начальник следственного управления УВД по г. Ставрополю Роман Толстиков. Скажите, насколько часто в наше время следствие, суд допускают ошибки в своей работе и делают преступником безвинного человека…
- Каждый гражданин России имеет право на «презумпцию невиновности». Это заложено в Конституции нашего государства. Поэтому, называть человека преступником до того, как он будет осужден судом за совершенное преступление и приговор суда вступит в законную силу, является не только не этичным, но и незаконным. Но, даже и тогда, когда приговор вступает в законную силу, большое количество вступивших в законную силу приговоров отменяется Верховным Судом РФ в порядке надзора, что как раз и свидетельствует о том, что из-за судебно-следственных ошибок преступником часто становится невиновный человек.
В настоящее время, многие сотрудники в погоне за статистическими показателями выявления так называемых «коррупционных» дел, «перегибают» палку, и на скамье подсудимых оказывается, порою, человек невиновный. Следователь направляет в суд наспех собранное, не обеспеченное достаточными доказательствами уголовное дело, судья не захотел или не сумел в нем разобраться. В итоге - несправедливый приговор.
Порою, если бы не адвокаты, которые разбивают несостоятельные обвинения следствия и опровергают логику судей, многие люди были бы незаслуженно наказаны. Я считаю, что необходимо использовать все законные средства для того чтобы доказать следствию и суду свою невиновность. Неоценимую помощь в этом, конечно же, оказывает адвокат, как профессиональный правозащитник.
Как правило, несправедливость судебно-следственной машины, порою, ее бездушность, остро ощущают на себе работники правоохранительной системы, которые сами были недавно звеньями этого правоохранительного механизма и в настоящее время попали в ее жернова.
Поэтому, я всегда призываю следователей, прокуроров, судей не быть чрезмерно суровыми при принятии своих решений, проявлять сострадание, быть справедливыми.
- Каждая профессия имеет свои особенности. Есть такая специфика и в вашей работе: адвокат - честный, порядочный человек - должен защищать людей, которые совершили преступление. Не испытываете нравственный дискомфорт?
- Наша деятельность в чем-то сродни врачебной профессии. Неслучайно наравне с понятием врачебной тайны существует и адвокатская.
Врач дает клятву Гиппократа: лечить пациента независимо от его национальности, партийности, от того, преступник он или праведник… Цель врача - продлить жизнь человеку, тем самым преумножая жизненный потенциал всего общества.
Адвокат приносит присягу добросовестно защищать законные права и интересы граждан. Он имеет дело с такой тонкой материей, как свобода человека, поэтому от его профессионализма зависит судьба его доверителя. Вот передо мной человек, преступивший закон. Да, возможно, он заслуживает наказания. Но я должен помнить, что этот человек, отбыв наказание, вернется в общество. Поэтому общество заинтересовано, чтобы он осознал свой проступок и раскаялся. Однако раскаяние возможно только в том случае, если наказание справедливо и соразмерно проступку. В уголовном процессе я состязаюсь с государственным обвинителем именно за эту степень человеческой свободы.

- В ваших словах подкупает неравнодушие и сопричастность…
- Это, наверное, потому, что я переживаю судьбы моих доверителей не просто как посторонний наблюдатель.
После окончания Московского юридического института МВД России я много лет работал в милиции - дознавателем, оперативником, следователем, руководил отделом по борьбе с экономическими преступлениями.
Был тогда молод, упрям, вошел в конфликт с сильными мира сего. Против меня сфабриковали уголовное дело. Однако в суде (опять же, с помощью грамотных адвокатов) мне удалось доказать свою невиновность.
Суд полностью меня оправдал. А за незаконное уголовное преследование мне принес извинения лично заместитель генпрокурора Николай Шепель.
Пройдя через все это, я как будто по-новому увидел людей. Еще со студенчества был убежден, что вор должен сидеть в тюрьме. Я всегда искренне полагал: все, кто оказался на скамье подсудимых, виновны. Теперь же понимаю, что не так все просто. И не потому, что сам оказался в такой ситуации, - увидел и других людей, несправедливо попавших на скамью подсудимых.
На их примере понял, что даже те, кто виновен, чаще всего не закоренелые злодеи, а несчастные люди, которые нуждаются, прежде всего, в сострадании, помощи.
Поэтому я считаю, что моя задача - не только оказывать правовую помощь, но и укреплять в людях веру в добро и надежду на справедливость.
Разглядеть человека в человеке - это, на мой взгляд, главное в адвокатской работе. Защитник - зачастую единственный, кто может помочь человеку в трудной, порою критической для него ситуации, оградить от давления и лишних обвинений.
Для меня основная цель правосудия не в том, чтобы оступившегося человека упрятали в тюрьму на как можно более долгий срок, а в том, чтобы в общество вернулся человек не озлобленный, осмысливший свою жизнь, мудрый. В этом я вижу свою миссию.
- Есть ли какая-то романтика в работе юриста? Ведь внешне все так скучно: дела, протоколы, заявления, жалобы…
- Во-первых, мне нравится творческая составляющая моей работы, требующая аналитики. Это в математике дважды два - четыре. В юриспруденции же может быть сколько угодно. А ведь именно от позиции защитника зависит судьба многомиллионных дел, жизнь, судьба человека.
Во-вторых, работа адвоката на самом деле опасная. Ты всегда на острие конфликта, в борьбе. Порой сложно предугадать, какие детали откроются в процессе. Вдруг выяснится, что ты посягаешь на интересы неких влиятельных сил. Я думаю, что для настоящего юриста нет неразрешимых задач, поэтому тебя могут устранить физически - и тогда ты станешь мишенью.
- Значит, нужны какие-то героические качества?
- На мой взгляд, адвокат должен быть порядочным, ответственным человеком, который стремится к совершенству, уважает традиции, но, в то же время, открыт для всего нового. Он должен не бояться проявлять инициативу, быть доброжелательным, искренне доверять людям. Это заповеди, которым я стремлюсь следовать, аксиомы, в нерушимость которых верю.
- Как бы вы сформулировали свое жизненное кредо?
- Я очень люблю фразу: «Закон благоволит упорным».
 

Наш журнал

Свежий номер журнала

Голосование

Вы читаете "Вестник АПСК"




Результаты голосования