Суд по понятиям недопустим

Суд должен зависеть от закона и находиться под контролем гражданского общества
Зависимость суда от закона должна быть объективной, в связи с чем необходимо ввести простые правила: фиксацию всех судебных процессов с помощью звукозаписи, нумерацию мате¬риалов дела в следственных органах и судах ручкой, а не простым карандашом и предъявление дел для ознакомления только с описью.

На протяжении многих лет в публичных выступлениях известных лиц и в многочисленных публикациях используется фраза «Нам нужен независимый суд», но практически никто не удосуживается объяснить, что подразумевается под этой фразой. Подразумевается, что это общеизвестная истина и слушатели и читатели, заведомо понимают, от кого или от чего суд должен быть независим. Поэтому выступающие сразу предлагают рецепты этой независимости.
Совсем недавно это был рецепт улучшения материального благополучия судебного сообщества. Выделили большие деньги на материальное оснащение судов, повысили оплату судейского труда, но получили ли мы независимый суд? Объективный, принципиальный, четко и правильно квалифицирующий каждое преступное деяние и в необходимых случаях выносящий оправдательные приговоры? Уменьшилось ли количество жалоб граждан, связанных с деятельностью судов общей юрисдикции в иные инстанции: Конституционный Суд РФ, Европейский суд по правам человека, Президенту РФ и в другие организации? Ответ очевиден - нет!
Количество жалоб и обращений на суды общей юрисдикции возрастает из года в год.
Меры по улучшению материального благополучия судей были правильные, но к улучшению деятельности судов не привели.
Озвучена идея о перестройке судебной системы и создании апелляционных инстанций, которые фактически будут дублировать деятельность районных судов. Судебная система станет еще более затратной и громоздкой, но так и останется неэффективной, так как проблема неэффективности суда не выявлена.
Объективная зависимость
Вероятно, изначально задача поставлена неверно, неверно требование о независимости суда без детальной юридической расшифровки этого выражения. Смысл этого выражения каждый трактует на свое усмотрение, и при этом расплывчато.
Поэтому нам нужен суд, зависимый от закона. И эта зависимость должна быть создана методами, не зависящими от доброй воли судейского сообщества или от призывов к совести или морали.
Зависимость должна носить объективный характер и пронизывать все уровни судебной системы.
Смысл введения такой зависимости - в создании системы объективного контроля на всех уровнях судебной иерархии. Контроля, который сможет обеспечить соблюдение судебным сообществом как норм процессуального права, так и норм материального права при отправлении правосудия.
Необходимо установить контроль гражданского общества за законным и справедливым отправлением правосудия.
Каким же способом можно достичь такой цели?
Звукозапись как способ контроля
Ответ прост: необходимой цели можно добиться тем же способом, каким ее добились во всех более или менее цивилизованных странах - фиксацией судебных процессов с помощью звукозаписи.
Эта звукозапись судебных процессов носит обязательный характер, прописана в нормах процессуального закона, и осуществляют ее технические работники суда, без нее судебные решения недействительны. Носитель с записью судебного процесса является неотъемлемой частью материалов дела и доступен всем участникам процесса.
После введения записи процессов, во-первых, отпадет возможность фальсификации протоколов судебных заседаний.
Во-вторых, повысится культура участников судебных процессов, так как жесткая фиксация всего происходящего в ходе судебного заседания заставит стороны и суд строго придерживаться норм процессуального закона.
В-третьих, наличие в деле звукозаписи позволит судам кассационной и надзорной инстанций объективно проверить соблюдение норм как процессуального права, так и материального права предыдущими судебными инстанциями. Вышестоящий суд получит в свои руки средство объективного контроля за дея-тельностью нижестоящего суда.
В-четвертых, гражданское общество получит возможность контроля за деятельностью судов, правосудие действительно станет прозрачным, доступным для контроля и понимания принимаемых решений.
Публикация в Интернете судебных решений полезна, но не препятствует судебным злоупотреблениям. Когда сам судебный процесс станет доступным и понятным, тогда и злоупотреблениям наступит конец.
Почему суды против
Возникает вопрос: если решить вопрос справедливого и законного суда так просто, почему это не сделано до сих пор? Ответ весьма печален: очевидно, само судейское сообщество в этом не заинтересовано, оно морально не готово к контролю гражданского общества за своей деятельностью.
Материальных препятствий для введения обязательной звукозаписи процессов нет. За последние годы государство выделило и сейчас продолжает выделять громадные деньги на совершенствование материальной базы правосудия, но они используются нередко для наведения внешнего лоска, который никак не влияет на качество отправления правосудия. Между тем без выделения дополнительных ассигнований, одной десятой части денег, выделяемых на текущий и капитальные ремонты зданий судов, хватило бы на создание технических отделов в судах, которые и вели звукозапись судебных процессов.
Современное состояние техники позволяет все записывать на жесткие диски и переносить на дисковые носители. Дисковые носители хранились бы при деле, а жесткие носители хранились отдельно от дел в архивах судов достаточно длительное время. Одно время этот вопрос поднимался, в некоторых судах даже начались подготовительные работы, но потом они прекратились. Видимо, судейское сообщество оказалось заинтересованным сохранять как можно дольше свою закрытость.
С введением предлагаемой меры падет и необходимость в создании громоздкой и, может быть, ненужной системы апелляционных судов вместо кассационной инстанции. Вспомним советское время: система кассационных и надзорных инстанций обеспечивала должный надзор за качеством судебных решений нижестоящих судов. Так в чем же дело теперь, почему она перестала работать? Дело в том, что деятельность этих инстанций фактически парализована установкой Верховного Суда РФ: стабильность судебных решений - это показатель качества работы правосудия. Кассационные и надзорные инстанции правильно поняли политику момента и практически перестали изменять или отменять судебные решения. Похоже, работа стала строиться в соответствии с соображением «в принципе виновен, а детали квалификации или мера наказания не имеют значения». Это крайне опасная тенденция. Суд «по понятиям» недопустим.
Новые критерии оценки качества работы судов
Качество судебных решений судов первой инстанции резко ухудшилось, и действительно, чего стараться — все равно не отменят.
Отсюда неверие граждан в правосудие, разговоры о поспешном и несправедливом суде. Ведь судебные ошибки перестали исправляться. В общем возобладали установки «У нас нет оправдательных приговоров, потому что следствие работает идеально!» и «У нас нет отмены судебных решений, потому что суды работают идеально!». Замкнутый круг. Результат - мнение гражданского общества «У нас нет законного и справедливого суда!» и призыв «Нам необходим независимый суд!».
Между тем в советской судебной системе, совсем в недавние времена, правильной квалификации по каждому делу уделялось большое внимание, ведь это - основа правосудия.
С лозунгом «Стабильность судебных решений — критерий качества работы суда» можно было бы согласиться, если бы кассационные и надзорные инстанции не входили бы в состав судов общей юрисдикции, а сейчас получается - сами устанавливаем критерии, сами их и исполняем с помощью административного ресурса.
От этого пагубного критерия оценки деятельности суда необходимо отказаться как можно скорее, качество работы суда должно оцениваться не по внутренним, а по внешним показателям: уменьшению жалоб граждан на решения суда в Конституционный Суд РФ, Президенту РФ, Уполномоченному по правам человека в РФ, в Европейский суд по правам человека и т.д. Из внутренних показателей суда объективным критерием качества, наверное, может быть только уменьшение количества жалоб, подаваемых участниками процесса в кассационные и надзорные инстанции. Эти показатели не зависят от воли и желания судов. Добровольный отказ процессуальных сторон от обжалования судебного решения означает, что все стороны считают его законным и справедливым.
Что же касается перестройки судебной системы и создания системы апелляционных судов, то при существующем критерии оценки их работы - стабильности судебных решений - апелляционные инстанции будут повторять судебные решения первой инстанции и деньги окажутся напрасно потраченными. Проще изменить критерии оценки качества работы судов общей юрисдикции так, чтобы кассационные и надзорные инстанции начали работать в нормальном режиме.
Введет в ближайшее время Верховный Суд РФ обязательную звукозапись в судах - значит мы сделаем первый реальный шаг по созданию ясной и понятной всем системы правосудия.
Не введет - ситуация при любых иных действиях будет только усугубляться.
Кстати, в отличие от судов общей юрисдикции в арбитражных судах просматривается явная политика по совершенствованию правосудия. В настоящее время там реально вводится звукозапись всех судебных процессов - программа электронного правосудия действует.
Карандашные наброски
Еще несколько слов о больной проблеме. Согласно ст. 217 УПК РФ после выполнения требования ст. 216 УПК следователь предъявляет обвиняемому и его защитнику подшитые и пронумерованные материалы уголовного дела. Читатель, прочитав этот текст, подумает: «Какая же это «больная» проблема?». Дело в том, что практически все органы предварительного следствия нумеруют листы дела карандашом, то есть создается потенциальная возможность фальсификации уголовных дел. При этом, если следователи Следственного комитета предъявляют для ознакомления уголовные дела с описью всех материалов уголовного дела, то сотрудники милиции всегда предъявляют материалы уголовного дела без описи. На требование пронумеровать материалы дела чернилами и составить опись следователи отвечают, что ст. 217 УПК РФ этого не предусматривает.
В свое время автор этих строк писал жалобы по этому поводу в самые высокие инстанции, но получил ответ, который указан выше.
Десятки адвокатов по стране наказаны за отказ знакомиться с материалами уголовных дел без описи содержания и пронумерованных карандашом. Основание для наказания — требование адвоката незаконно, так как в УПК РФ такая норма не предусмотрена.
В реальности же после такого «ознакомления» с делом на следствии, в суде обнаруживаешь, что нумерация материалов уголовного дела уже иная, надо заново знакомиться с делом, так как не можешь сослаться на листы дела -- нумерация не совпадает, да и вообще иногда одни материалы дела исчезают, а другие появляются неведомо откуда. При этом нарушаются права не только обвиняемых, но и потерпевших!
Возникает вопрос: если никто не собирается фальсифицировать материалы уголовных дел, то почему так упорно держатся за эту фактически незаконную и странную практику?
Такая практика в следственных органах существует с ведома и одобрения судов общей юрисдикции. Суды общей юрисдикции молча принимают уголовные дела с пронумерованными карандашом листами. При этом суды и сами нумеруют дальнейшие листы уголовных дел только карандашом. Возникает вопрос - зачем?
Странную практику нумерации материалов уголовных дел карандашом суды общей юрисдикции распространили на все виды рассматриваемых дел: гражданские, административные и прочие. Возникает вопрос - для чего?
Ресурс для усиления зависимости суда от закона
В отличие от позиции судов общей юрисдикции арбитражные суды давно и четко все листы своих дел нумеруют только чернилами. Кстати, в отличие от судов общей юрисдикции в арбитражных судах просматривается явная политика по совершенствованию правосудия.
С юридической точки зрения нумеро¬вать листы судебных дел карандашом — все равно что расписываться карандашом в платежных документах. Кто-то может сказать, что это мелкая тема. Однако это не так. Если бы такая практика не имела существенного значения, за нее бы так не держались органы предварительного следствия и суды общей юрисдикции.
Изменив порочную практику предъявления дел без описи и нумерацию материалов дел карандашом, мы исключим возможность фальсификации дел, а также сделаем суды более зависимыми от закона.
В этом вопросе вся надежда остается на голос и авторитет Министерства юстиции РФ - может быть, министерство поспособствует внесению изменений в сложившуюся практику и действующие законы.

Владимир Овчинников.
Адвокат Ставропольской краевой коллегии адвокатов.

Новая адвокатская газета, январь 2011 г.
 

Наш журнал

Свежий номер журнала

Голосование

Вы читаете "Вестник АПСК"




Результаты голосования