Мертвые права не имут?

Некоторые формулировки Инструкции по организации и производству экспертных исследований в бюро судебно-медицинской экспертизы ведут к злоупотреблениям
Заканчиваются ли права человека с его смертью? Большинство ответит: да, если человек умер, то вместе с ним умерли и его права. С точки зрения морали это глубокое заблуждение. Справедливость в любом случае должна быть восстановлена. И если причиной смерти явились криминальные действия, то закон должен сурово и беспощадно обрушиться на тех, кто виновен в преждевременном уходе человека из жизни. Однако нормативная база, действующая в данной сфере, более чем несовершенна.
Экспертизу трупов регламентирует - Инструкция по организации и производству экспертных исследований в бюро судебно-медицинской экспертизы, утвержденная приказом Минздрава России от 24 апреля 2003 г. № 161. Эта инструкция определяет работу врача — судебно-медицинского эксперта при осмотре трупа на месте его обнаружения, а также проведение экспертных исследований живых лиц, трупов и различных объектов в уч¬реждениях судебно-медицинской экспертизы.
В инструкции все действия врача подробно регламентированы, но есть ряд оговорок, которые позволяют при желании превратить экспертизу в фикцию. Причем эти оговорки распространяются на порядок действий эксперта при исследовании трупа в стационарной лаборатории.
Например, согласно подп. 2.2.3 на¬ружное исследование трупа включает в себя, в частности:
- описание внешности неопознанного трупа методом словесного портрета;
- исследование повреждений, в необходимых случаях - фотографирование и зарисовку их на контурных схемах частей тела человека.
Возникает вопрос: почему внешний вид трупа описывается только словесно, а нет его обязательного фотографирования? С точки зрения юриста формулировка инструкции должна быть такой: «описание внешнего вида, неопознанного трупа методом словесно¬го портрета и его фотографирование».
Также по смыслу этого подпункта получается, что повреждения исследуются, а фотографируются и зарисовываются не обязательно, а только в необходимых случаях. Как определить необходимость, если исследуется труп? Кто регламентирует эту необходимость? Получается, вопрос о необходимости действия эксперт определяет по своему усмотрению: хочет - фотографирует и зарисовывает повреждения на трупе, а не хочет — ничего и не фиксирует.
Опять-таки с точки зрения юриста эта часть подпункта должна носить конкретный и обязательный характер и выглядеть так: «исследование повреждений, их фотографирование и зари¬совка их на контурных схемах частей тела человека»
В недрах этой инструкции скрыт так¬же очень странный подпункт 2.2.3.9.11: «При наличии технической возможности повреждения на теле и одежде фотографируют. Производят снимки не только обзорного характера (общий вид тела с повреждениями), но и отдельных повреждений, используя масштабную линейку».
Оговорка о наличии технической возможности допускает произвол при фиксации повреждений. При желании техническая возможность может появиться, а при отсутствии желания такой возможности не будет.
Данный пункт инструкции безусловно должен быть изменен, и он должен звучать так: «Повреждения на теле и одежде фотографируются».
Оговорка о том, что фотографирование трупа при экспертизе проводится при наличии технической возможности, кажется, превращает в фикцию фактически всю инструкцию. Возникают вопросы: кто и зачем внес в инструкцию эту оговорку; сделано это по недомыслию или умышленно?
В стране миллионы фотоаппаратов, цены на них упали, имеются автоматические лаборатории, финансирование лабораторий судебных экспертиз увеличилось, а техническая возможность фотографирования – исчезла.
Никто: ни следователь, ни адвокат, ни суд - не может посмотреть на фотографии телесных повреждений человека и сравнить их с описанием и выводами эксперта. Эксперт во многих случаях действует по собственному произволу. Естественно, в некоторых судебно-медицинских . экспертизах фотографий трупов теперь не стало, особенно по дорожно-транспортным происшествиям, но не только.
Указанные в данной публикации оговорки в инструкции дают возможность искажать итоги экспертиз и ведут к злоупотреблениям. Закон должен по возможности исключать субъективный фактор. Произвол эксперта следовало бы ограничить четкой регламентацией его обязанностей. Фотографирование при судебно-медицинской экспертизе трупа и всех телесных повреждений должно стать обязательным. Пока этого нет, права человека на установление истинных причин смерти нарушены, так как фактически отсутствует система объективного контроля за деятельностью экспертов. Составление таких инструкций, имеющих прямое и непосредственное влияние на уголовное судопроизводство, не может быть отдано на откуп только одному Минздраву Россию – их текст обязательно должен быть согласован с заинтересованными ведомствами, а в действующую инструкцию должны быть внесены изменения.

Владимир Овчинников
Адвокат Ставропольской краевой коллегии адвокатов.

Новая адвокатская газета, №11, июнь 2009.
 

Наш журнал

Свежий номер журнала

Голосование

Вы читаете "Вестник АПСК"




Результаты голосования