Российский бизнес и мистер Кольт

В эпоху освоения Дикого Запада Северо-Американского континента проходило освоение новых земель, возникали различ-ного рода имущественные споры и конфликты. В спорах приводилось множество доводов, иногда вполне юридически обоснованных и правильных, но зачастую точку в спорах ставил мистер кольт, и тот, кто его применял, получал все.
У читателя возникает вопрос: при чем тут российский бизнес и ст. 90 УПК РФ? Ответ довольно прост.
Из практики нам известно, что зачастую споры хозяйствующих субъектов в арбитраже не находят своего решения. Технология довольно проста. Истец подает иск в арбитражный суд, начинается рассмотрение дела. Ответчик пи¬шет заявление в правоохранительные органы о мнимом преступлении, совершенном истцом. Возбуждается уголовное дело, которое быстро передается в суд, ответчик предоставляет в суд хо-датайство о приостановлении рассмотрения арбитражного дела до окончания рассмотрения уголовного дела в суде.
К своему ходатайству ответчик прилагает постановление о возбуждении уголовного дела в отношении истца. Имели место случаи, когда арбитражный суд приостанавливал судебное разбира¬тельство. Истец становится подозреваемым, обвиняемым, подсудимым и осужденным. Предмет спора исчерпан, вопрос решен, и никаких проблем с арбитражным судом. Гражданско-правовые отношения решены уголовно-правовым способом.
Не спасали истца иногда даже реше¬ния арбитражного суда, вступившие в законную силу. Проигравшая сторона подавала заявление в правоохранительные органы с изложением обстоя-тельств, противоречащих вступившему в законную силу решению арбитражного суда. Возбуждалось уголовное дело, и истец по стандартной процедуре из победившей стороны превращался в по¬дозреваемого, обвиняемого и так далее.
Напрасно бывший истец предоставлял следователю и в суд множество вступивших в законную силу решений арбитражных судов, убеждая, что имели место чисто гражданско-правовые отношения. Уголовно-репрессивная машина катила своим чередом, растирая в пыль и истца, и предоставленные им вступившие в законную силу решения арбитражных судов.
Аналогичная ситуация была и с вступившими в законную силу решениями судов по гражданским и административным делам.
Мне могут возразить: органы зря уголовное дело не возбудят, значит были основания. К сожалению, зачастую никаких оснований не было и быть не могло, тем более когда имелись вступившие в законную силу решения арбитражного или иного суда.
Всем давно известна любовь наших правоохранителей по поводу и без повода возбуждать уголовные дела против бизнесменов. Не зря с высоких трибун не раз звучало: «Перестаньте кошмарить бизнес!», «Ограничьте количество проверок — их число доходит до десятка в год» и т.д. Но, к сожалению, высо¬кие призывы остались без внимания.
В реальной жизни ничего почти не поменялось - бизнес продолжали «кошмарить».
Может возникнуть вопрос: почему бизнес так ограждают от проверок и уголовных дел, может, у высоких лиц тут есть какая-то корысть?
Никакой корысти ни у кого нет. Дело в том, что перекосы и необоснованное, чрезмерное «усердие» правоохранительных структур в борьбе с бизнесом привело к тому, что производительные силы общества в лице российского бизнеса не могут свободно развиваться. При всем уважении к правоохранительным структурам необходимо сказать, что они хотя и нужны, но не являются производительными силами общества. Создает рабочие места и материальные ценности российский бизнес. Только от свободного и быстрого развития произ-водительных сил общества зависит вопрос о будущем нашей страны. Будут свободно развиваться производительные силы — страна сохранится и граждане страны будут жить полноценной жизнью, не будут развиваться - нас ждет нищета и судьба Советского Союза, который не смог обеспечить свободное развитие производительных сил и как страна распался.
Так вот, до новой редакции с УПК РФ российский бизнес жил с приставленным к виску кольтом. Роль мистера кольта играл в конечном итоге пивший в законную силу приговор по уголовному делу, который перечеркивал любое иное судебное решение, вступившее в законную силу – гражданское, арбитражное или административное.
Суды, выносившие уголовные приговоры в отношении бизнесменов, никакой роли не играли, учитывая их высокую «эффективность» в виде 98% обвинительных приговоров.
Таким образом, экономические отношения в нашей стране в большей степени ранее регулировались с помощью уголовного права, а не гражданского, хотя мощью последнего они регулируются в любой демократической стране.
Между тем общеизвестно, что нормы уголовного права не могут заменить собой гражданско-правовые регуляторы. Перекос в этой области правового регулирования жизни общества негативно отражался и на общественном сознании и на эффективности государственного управления. Этот перекос стал тормозом на пути развития производительных сил.
В связи с этим законодатель принял правильное и своевременное решение, признав равными вступившие в законную силу приговоры, решения с принятые в рамках гражданского, арбитражного, административного судопроизводства.

Владимир Овчинников.
Адвокат Ставропольской краевой коллегии адвокатов.

Новая адвокатская газета, июнь 2010 г.

Наш журнал

Свежий номер журнала

Голосование

Вы читаете "Вестник АПСК"




Результаты голосования