Выстраданное счастье

Если война грянула внезапно, то победа приближалась медленно, словно подготавливая всех к своему конечному торжеству.
Война уходила все дальше на запад, в сводках Совинформбюро все чаще звучали незнакомые города. В черной тарелке репродуктора наливался с предвкушением конечной радости металл в голосе Левитана. Мы привыкали считать залпы московских салютов в честь успехов нашей армии.
Возвращались повоевавшие, отлежавшие в госпиталях. Безрукие, безногие на костылях и тележках-ползунках, слепые, отхаркивающие кровавые сгустки пробитых осколками легких. Но живые. Отболела первая боль похоронок.
Объявлялись пропавшие без вести, и даже те, кто числился в убитых. К нашей соседке «маленькой маме», крохотной женщине с такой же крохотной дочерью, два года назад отрыдавшей над похоронкой, неожиданно заскочил на несколько дней после ранения муж – такой же маленький, но бравый капитан-танкист.
Показывал соседям кусочек мыла, сваренного из человеческой плоти. Я с ужасом и отвращением смотрел на этот «сувенир».
Ожили барахолки. В продаже появились красивые трофейные вещи: зажигалки, часы, фотоаппараты, женское белье.
Фабричных игрушек у детей не было, никогда и ни у кого. Обходились самоделками. И когда позже я увидел покупную машинку, я сразу не поверил, что их специально выпускают для детей.
Как-то полковничий сынок выкатил на улицу чудо из чудес, папин подарок, новенький немецкий детский велосипед. Все окраинные пацаны вожделенно выстроились в очередь. Но покататься не дали. Выскочила полковничиха, крикливая гнусная баба и уволокла и сына, и велосипед в дом.
Кстати, вскоре они съехали, что избавило его от крепких мальчишеских кулаков.
Стало получше и с едой. Кормились с огородов. На ближних, поливных, участках для детей сеяли морковку, горох, сахарную свеклу. На дальних, в степи, сажали кукурузу, арбузы, дыни.
Выручала и мать-природа. За годы войны люди научились выживать. Первым появлялся на еще заснеженных холмах дикий чеснок «кандык» и моментально лечил от зимнего авитаминоза. Затем зацветала желтая акация, клевер, как свежие огурцы были ароматны ободранные стебли крапивы. Осенью собирали черемуху, боярышник, шиповник.
Отец помог мне сплести бредешок (небольшая рыболовная сеть, которую люди, идущие бродом по мелководью (бредущие), тянут за собой на деревянных шестах) и мы с ребятами на перекатах реки ловили чебачков (рыба семейства карповых. Подвид плотвы в Сибири и на Урале), пескарей и прочую рыбную мелочь.
А по вечерам наступало время большой охоты. В палисадниках мелькомбината рассаживались на ночь, переругиваясь перед сном, тучи воробьев. Вот тогда и появлялись пацаны с рогатками. Свистели круглые голышики. Падали, предсмертно трепыхаясь, воробьи. А потом пылали костры и на шампурах жарилась добыча. Воробьи были жирными, откормленными на россыпях зерна, и вкусными.
И, наконец, из нашей школы выехал госпиталь. Я собирался в первый класс. Мать сшила побирушечью на одной лямке сумку, вместо тетрадей нарезали газет, склеили азбуку. Все это было спрятано в сбережении до первого звонка.
Черемуха пахла нежно и упоительно, с легкой горчинкой. С вечера я наломал букет белоснежных свечек и оставил в банке на столе. Мама надолго и как-то по-молодому замерла у букета. Люди учились заново понимать красоту.
А утром в ликующих солнечных лучах в счастливых маминых слезах неудержимо, бесповоротно обрушилась Победа!
Среди всеобщего веселья и радости раздалось чье-то нетерпеливое предложение идти встречать солдат. И хотя оно было явно бессмысленным, все дружно бросились к воротам в двухметровом заборе, отгораживающем поселок от бурана зимой и летних бурь.
По тяжелой как сухой цемент пыли на костылях ковылял от полустанка с мешком за плечами солдатик. Бабушка вгляделась в него и упала в обморок. Это был ее средний сын Дмитрий, мой дядя.
Он был призван в армию в сороковом, протопал и пулеметчиком, и сапером, и связистом до Кенигсберга. Там был тяжел ранен и инвалидом демобилизован. А сообщение о его приезде пришло через несколько дней.
Так я встретил 66 лет назад самый выстраданный праздник из праздников – День Победы.

Адвокат адвокатской конторы №1 г. Георгиевска
Юрий Каширин

Наш журнал

Свежий номер журнала

Голосование

Вы читаете "Вестник АПСК"




Результаты голосования