Блажены миротворцы

«Блажены миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божьими» - великие слова Иисуса Христа, сказанные в нагорной проповеди, как никогда ранее востребованы в современной жизни.
Необходимо отдать дань уважения отечественному законодателю, который ввел в действие нормы, предусмотренные ст. 25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ, позволяющие прекращать уголовные дела о преступлениях небольшой и средней тяжести за примирением сторон.
Однако суровая российская действительность исказила благие помыслы законотворцев.
В последнее время в судах участились факты непрекращения уголовных дел по заявлениям потерпевших о примирении сторон, хотя все процессуальные основания для прекращения имеются. Судебно-прокурорские работники апеллируют к ст. 25 УПК РФ и полагают, что прекращение уголовного дела является правом суда, но не его обязанностью.
Рассмотрим сомнительную с правовой точки зрения аргументацию, используемую судьями и прокурорами против прекращения уголовных дел за примирением сторон:
1. Якобы прекращение уголовного дела не обязанность, а право суда.
Давайте проанализируем возникшую правовую проблему:
Действительно, в соответствии со ст. 25 УПК РФ: «Суд, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных статьей 76 Уголовного кодекса Российской Федерации, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред».
Согласно ст. 76 УК РФ: «Лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред».
В соответствии с приведенными процессуальными нормами, уполномоченные должностные лица вправе, но не обязаны прекратить уголовное дело в связи с примирением с потерпевшим, а лицо, может быть освобождено от уголовной ответственности, а может и не освобождаться от таковой.
Некоторые правоприменители в судебных мантиях и прокурорских мундирах охотно цитируют ст. 25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ, но забывают обратить свой взор на затерявшуюся в конце Уголовно-процессуального кодекса РФ ч. 2 п. 1 ст. 381 УПК РФ (Нарушение уголовно-процессуального закона), в которой сказано: «Основаниями отмены или изменения судебного решения в любом случае являются непрекращение уголовного дела судом при наличии оснований, предусмотренных статьей 254 настоящего Кодекса».
А согласно ч. 3 ст. 254 УПК РФ (Прекращение уголовного дела в судебном заседании): «Суд прекращает уголовное дело в судебном заседании в случаях, предусмотренных статьями 25 (прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон) и 28 (прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием) настоящего Кодекса».
Как видно, в судебном заседании, суд прекращает уголовное дело в связи с примирением сторон, т.е. уже обязан это сделать, а не вправе, как казалось ранее. И если суд дело не прекращает, то УПК РФ предусматривает процессуальную «санкцию» в виде отмены в кассационном порядке судебного решения в любом случае (ч. 2 п. 1 ст. 381 УПК РФ).
Кому — то может показаться, что между ст. 25 УПК РФ, ст. 76 УК РФ, с одной стороны, и ч. 3 ст. 254 УПК РФ, ч. 2 п. 1 ст. 381 УПК РФ, с другой стороны, существует противоречие, в первых нормах речь идет о праве прекратить уголовное дело, а в последних, об обязанности.
Однако никакого противоречия в этом нет, ст. 25 УПК РФ регулирует общие основания для прекращения уголовного дела, находясь в ч. 1 ст. 254 УПК РФ УПК РФ (общие положения), а ч. 3 ст. 254 УПК РФ, ч. 2 п. 1 ст. 381 УПК РФ регулируют действия суда в ходе судебного разбирательства и в ходе кассационного рассмотрения уголовного дела, т.е. данные процессуальные нормы более конкретные, подлежащие обязательному применению на определенной стадии уголовного судопроизводства.
Иными словами, у суда имеется право прекратить уголовное дело в связи с примирением сторон, но если такое ходатайство заявлено в ходе судебного заседания, то суд обязан его удовлетворить.
Необходимо добавить, что для удовлетворения заявленного ходатайства оно должно соответствовать всем требованиям, предъявляемым ст. 25 УПК РФ:
1. Лицо должно подозреваться или обвиняться в совершении преступления небольшой или средней тяжести.
2. Лицо должно совершить преступление впервые.
3. Потерпевший или его законный представитель должны заявить ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон.
4. Лицо должно загладить причиненный потерпевшему вред (моральный либо материальный) и представить суду соответствующие доказательства.
2.При наличии оснований для прекращения необходимо учитывать и иные обстоятельства, а также данные о личности лица.
Указанный довод был взят на вооружение судами после вынесения Конституционным Судом РФ Определения от 4 июня 2007г. № 519-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Ленинского районного суда города Махачкалы о проверке конституционности ст. 25 УПК РФ», согласно которого: «Вытекающее из данной нормы полномочие суда, прокурора, а также следователя и дознавателя отказать в прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, несмотря на наличие о том заявления потерпевшего и предусмотренных статьей 76 УК Российской Федерации оснований, не противоречит положениям статей 18 и 19 Конституции Российской Федерации о непосредственном действии прав и свобод человека и равенстве всех перед законом и судом, поскольку направлено на достижение конституционно значимых целей дифференциации уголовной ответственности и наказания, усиления их исправительного воздействия, предупреждения новых преступлений и тем самым — защиты личности, общества и государства от преступных посягательств.
Вместе с тем указание в статье 25 УПК Российской Федерации на то, что суд вправе, а не обязан прекратить уголовное дело, не предполагает возможность произвольного решения судом этого вопроса исключительно на основе своего усмотрения. Рассматривая заявление потерпевшего о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, орган или должностное лицо, осуществляющие уголовное судопроизводство, не просто констатируют наличие или отсутствие указанных в законе оснований для этого, а принимают соответствующее решение с учетом всей совокупности обстоятельств конкретного дела, включая степень общественной опасности совершенного деяния, личность обвиняемого, обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность.
Таким образом, по буквальному смыслу действующего уголовно-процессуального законодательства, решение вопроса о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон зависит от конкретных обстоятельств уголовного дела, исследование и оценка которых является прерогативой судов общей юрисдикции».
Ознакомившись с данным Определением Конституционного Суда РФ суды разных уровней, стали смело отказывать стороне защиты в прекращении уголовного дела за примирением сторон, при этом свое решение обосновывают иными обстоятельствами, выявленными при рассмотрении уголовного дела.
Поскольку Конституционный Суд РФ не привел никаких конкретных обстоятельств, которые влияют на решение вопроса о прекращении уголовного дела за примирением сторон, то суды стали придумывать такие обстоятельства по своему выбору.
Так, Судебная коллегия по уголовным делам Ставропольского краевого суда в кассационном определении по делу С. и Е., обвинявшихся в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 п. «а, б, в» ст. 158 УК РФ, отменяя постановление судьи о прекращении уголовного дела за примирением сторон указала: «При оценке общественной опасности содеянного суд не принял во внимание обстоятельства, свидетельствующие о повышенной опасности совершенного Ермаковым А.А. и Сизовым Е.С. преступления, такие как совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, с причинением значительного ущерба потерпевшим».
Кассационный суд не обратил внимание, что в соответствии с ч. 2 ст. 63 УК РФ: «Если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания».
Незаконное проникновение в помещение, совершение преступления по предварительному сговору группой лиц и причинение значительного ущерба потерпевшему являются квалифицирующими признаками преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 158 УК РФ, которое даже при наличии указанных квалифицирующих признаков в соответствии со ст. 15 УК РФ является преступлением средней тяжести. Ст. 25 УПК РФ позволяет прекращать уголовные дела при совершении преступлений средней тяжести вне зависимости от квалифицирующих признаков, входящих в диспозицию конкретной статьи УК РФ.
Занимая иную позицию Верховный Суд РФ в своем надзорном определении от 24 мая 2005г. дело № 57-Д05-9, отменяя приговор Октябрьского районного суда г. Белгорода в отношении осужденного по ч. 2 п. «а, в» ст. 158 УК РФ указал: «В соответствии со ст. 25 УПК РФ лицо, впервые совершившее преступление средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред. Согласно ст. 254 УПК РФ суд прекращает уголовное дело в судебном заседании в отношении лица в случае, предусмотренном ст. 25 УПК РФ. В соответствии с требованиями ст. 381 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебного решения является непрекращение уголовного дела судом при наличии оснований, предусмотренных ст. 254 УПК РФ.
Вопреки этим требованиям вопрос о прекращении уголовного дела в связи с примирением осужденных с потерпевшим не решен ни первой, ни последующими судебными инстанциями. Уголовное дело в отношении осужденных И.А. и И. на основании ст. 25 УПК РФ подлежит прекращению».
3. Якобы уголовное дело не может быть прекращено, если лицо совершило преступление не впервые.
Действительно, согласно требованиям ст. 25 УПК РФ уголовное дело может быть прекращено за примирением сторон, если лицо впервые совершило преступление.
Толкование понятия «впервые совершившее преступление» вызывает большие трудности у некоторых судей и прокуроров.
В связи, с чем они полагают, что прекращение уголовного дела в отношении лица, совершившего несколько преступлений небольшой или средней тяжести, невозможно, считая, что термин «впервые» законодатель указал применительно к одному преступлению.
Иногда встречается точка зрения, согласно которой прекращение уголовного преследования в отношении лица за примирением сторон невозможно, если оно обвиняется одновременно в совершении преступления небольшой или средней тяжести и в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.
Некоторые правоприменители при наличии совокупности вмененных преступлений, одно из которых является преступлением небольшой или средней тяжести, считают лицо впервые совершившим преступление, если преступление небольшой или средней тяжести совершено ранее других более тяжких преступлений. А если ранее было совершено преступление тяжкое, а затем преступление небольшой или средней тяжести, то лицо уже не может считаться впервые совершившим преступление применительно к ст. 25 УПК РФ.
Порой мы сталкиваемся с такой судебной позицией, в соответствии с которой нельзя прекращать уголовное дело в отношении лица, если оно ранее совершало преступления, хотя бы судимость за них уже погашена. Таким же образом, не находится оснований для прекращения уголовного дела в отношении лица за примирением сторон, если в отношении него ранее уже прекращалось уголовное дело по нереабилитирующим основаниям, например, по такому же основанию.
Полагаю, что приведенные позиции судов не основаны на законе.
В силу ч. 2 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод: «Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным, до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком».
В соответствии со ст. 49 Конституции РФ: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившем в законную силу приговором суда».
Согласно требованиям ч. 1 ст. 14 УПК РФ:«Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда».
Поскольку лицо может быть признано виновным в совершении преступления только по приговору суда, а не по обвинению следователя, то в указанных случаях лица, привлекаемые к уголовной ответственности, хотя бы и по нескольким преступлениям, считаются впервые совершившими преступление. Если лицу одновременно предъявлено обвинение в совершении преступления небольшой или средней тяжести, а также преступления тяжкого или особо тяжкого, то совершенно не исключается, что по преступлениям тяжкому или особо тяжкому оно может быть в дальнейшем оправдано.
Иной подход означал бы нарушение конституционного принципа презумпции невиновности.
Поэтому никаких препятствий для прекращения уголовного преследования за примирением сторон в отношении лица, обвиняемого в совершении нескольких преступлений, не имеется.
Так, согласно Кассационного определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 октября 2006г. № 13-о06-24 в отношении Б. — осужденного к лишению свободы: по ч. 2 п. «ж» ст. 105 УК РФ к 15 годам, по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году: «Суд, придя к выводу о невозможности освобождения Б. от уголовной ответственности за совершение кражи в связи с примирением с потерпевшей К., мотивировал это тем, что «суд исходит при этом из принципа индивидуализации ответственности, учитывая данные о личности Б., совершившего убийство И.», т.е. вывод судом по существу не мотивирован. При таких обстоятельствах, Судебная коллегия находит необходимым в соответствии со ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ приговор в части осуждения Б. по ч. 1 ст.158 УК РФ отменить и дело в этой части прекратить в связи с примирением сторон».
Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 октября 2008г. № 48-О08-77 Высший судебный орган России отменил состоявшиеся судебные решения и прекратил уголовное дело в отношении М., обвинявшегося по ч. 1 ст. 159 УК РФ, ч. 2 ст. 159 УК РФ за примирением сторон.
(Бюллетень ВС РФ № 2 февраль 2009г., с.11)
В соответствии со ч. 6 ст. 86 УК РФ:«Погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью».
В связи с этим, если лицо ранее совершило преступление, за которое судимость снята или погашена, при совершении им преступления небольшой и средней тяжести оно считается лицом, впервые совершившим преступление применительно к ст. 25 УПК РФ, поскольку все правовые последствия, связанные с его предыдущей судимостью аннулированы одновременно с ее снятием либо погашением.
4.Якобы уголовное дело не может быть прекращено, когда преступление посягает на два объекта.
При совершении хулиганства ( ч. 1 ст. 213 УК РФ) преступное посягательство, как известно, осуществляется не только на потерпевшего, но и на другой защищаемый уголовным законом объект: общественный порядок.
При совершении оскорбления представителя власти (ст. 319 УК РФ) преступление посягает не только на потерпевшего, но и на порядок управления.
Существует мнение, что по таким и подобным делам прекращение уголовного дела за примирением с потерпевшими невозможно, поскольку примирение с потерпевшим не устраняет вред, нанесенный основному объекту преступного посягательства (общественному порядку, порядку управления и т.д.), а, значит, преступление в целом не теряет общественной опасности.
Между тем, такая аргументация носит надуманный характер.
Уголовный и уголовно-процессуальный закон не содержат прямых указаний, запрещающих прекращать в связи с примирением с потерпевшими указанные выше уголовные дела о так называемых «двухобъектных» преступлениях.
Рассуждения о том, что основной объект – общественный порядок и общественная безопасность, а личность и ее права – второстепенный объект являются неосновательными.
В соответствии со ст. 2 Конституции РФ: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства».
Если по делу имеется потерпевший, то Закон защищает, прежде всего, его права, а формальное посягательство на иные интересы, охраняемые уголовным законом, можно признать в таком случае малозначительным.
5.Якобы потерпевшими могут являться только живые лица.
По мнению некоторых судей и прокуроров по уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица (например, ст. 107 УК РФ, ст. 108 УК РФ, ст. 109 УК РФ, ст. 110 УК РФ, ч. 2 ст. 264 УК РФ и др.) представители умершего не вправе примиряться с обвиняемым, поскольку согласно ст. 42 УПК РФ: «Потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный и моральный вред».
Между тем, такая позиция является ошибочной.
По смыслу ст. 45 УПК РФ представители потерпевшего вправе участвовать в ходе уголовного судопроизводства в интересах потерпевшего, фактически наделяются правами потерпевшего и поэтому вправе заявлять ходатайства о прекращении уголовного дела за примирением сторон.
6.Якобы мнение государственного обвинителя обязательно для суда.
Мнение государственного обвинителя по поводу заявленного ходатайства о прекращении уголовного дела за примирением сторон для суда обязательным не является. Однако некоторые прокурорские работники с этим не соглашаются и ссылаются на название ст. 25 УПК РФ, гласящей: «Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон», а поскольку прокурор является стороной обвинения, то его мнение является обязательным.
Такая позиция является ошибочной, допускающей расширительное толкование изложенной процессуальной нормы, в которой четко указано, что примирение возможно только между подсудимым и потерпевшим, но никак не между подсудимым и прокурором. Дело в том, что подсудимый прокурору никакого вреда не мог причинить и примиряться им незачем, примириться они могут лишь тогда, когда прокурор окажется потерпевшим. Но если такое и произойдет, то это будет совсем другое дело.
7.Якобы для прекращения уголовного дела за примирением сторон обвиняемый должен признавать вину.
Часто встречающееся заблуждение, которое демонстрируют некоторые судьи и прокуроры. По смыслу ст. 25 УПК РФ для прекращения уголовного дела за примирением сторон признания вины обвиняемым не требуется. Другое дело, когда разрешается вопрос о прекращении уголовного дела по основанию, предусмотренному ст. 28 УПК РФ (деятельное раскаяние).
8. Якобы причиненный вред потерпевшему должен возмещаться непременно в материальном выражении.
В ст. 25 УПК РФ и ст. 77 УК РФ ведется речь о необходимости загладить причиненный вред потерпевшему. Каким образом будет заглажен вред, в Законе не указано.
Заглаживание вреда означает реальное восстановление нарушенных прав потерпевшего или возмещение в той или иной форме причинённого ему или его имуществу материального ущерба, компенсацию морального вреда.
В случае, предусмотренном ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ, причинитель вреда (обвиняемый) возмещает его добровольно, что прекращает деликтное обязательство исполнением (ст. 408 ГК РФ). При этом термин «заглаживание» в отличие от «возмещения» указывает на значительную степень свободы усмотрения сторон в определении, как способа, так и размеров возмещения вреда, но также и прочих условий правовосстановительного процесса. Главное, чтобы действия по заглаживанию вреда были законными, нравственными, не ущемляли прав и законных интересов третьих лиц, интересы общества и государства.
Таким образом, формы вреда и способы его заглаживания определяются потерпевшим или его законным представителем самостоятельно.
Исходя из этого, причиненный преступлением вред может быть заглажен как возмещением морального или материального вреда, так и принесением публичных извинений, может быть заглажен иным путем по желанию потерпевшего.
Если же потерпевший отказывается от возмещения вреда: морального или материального, но ходатайствует о прекращении дела, то в этом случае препятствий для удовлетворения такого ходатайства не имеется.
На практике встречаются курьезные случаи.
Так, при рассмотрении уголовного дела в Георгиевском городском суде Ставропольского края государственный обвинитель заявил: «Заглаживая причиненный вред, подсудимый заплатил потерпевшему всего 10 тысяч рублей, этого мало, поэтому ходатайство не подлежит удовлетворению…». Однако потерпевший был удовлетворен этой суммой и не высказывал никаких дополнительных материальных притязаний.
9.Якобы прекращение уголовных дел за примирением сторон противоречит принципу справедливости.
Иногда судебно-прокурорские работники, возражая против прекращения уголовных дел за примирением сторон, прибегают к тому аргументу, что прекращение производства по делу нарушает закрепленный в части 1 ст. 6 УК РФ принцип справедливости, согласно которого наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т.е. соответствовать характеру и степени общественной опасности содеянного, обстоятельствам его совершения и личности виновного».
Такие философские рассуждения являются правовой бессмыслицей.
Если прекращение уголовного дела за примирением сторон нарушает принцип справедливости, урегулированный ч. 1 ст. 6 УК РФ, то, как быть тогда со ст. 76 УК РФ, позволяющей освобождать лицо от уголовной ответственности за примирением сторон. Разве можно выполняя требования ст. 76 УК РФ этим нарушить требования ч. 1 ст. 6 УК РФ?
Напротив, прекращение уголовных дел за примирением сторон и есть подлинная реализация принципа справедливости УК РФ.
Согласно ст. 52 Конституции РФ: «Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба».
В соответствии с ч.1 п.1 ст. 6 УПК РФ: «Уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений».
Совершенно очевидно, что государство может выполнить свою конституционную обязанность компенсации причиненного ущерба как раз посредством института прекращения уголовных дел за примирением сторон.
Благодаря этому институту за годы его применения сотни тысяч наших сограждан-потерпевших от преступлений получили полное реально возмещение причиненного вреда, сотни тысяч человек помирились и не испытывают друг к другу антагонизмов.
Прекращение уголовного дела за примирением сторон означает, что права и законные интересы конкретного потерпевшего защищены, он получил должное возмещение от виновного и не желает осуждения последнего, а виновный подвергнут уголовному преследованию со стороны государства, понес определенные лишения и затраты. Разве это не справедливо?
Иисус Христос, обличая правосудие, предлагал спорящим всегда искать согласия между собою, идти на мировую, чтобы «судья не отдал тебя истязателю, а истязатель не вверг тебя в темницу».
Подводя итоги применения данной нормы, невольно вспоминаются слова Эдуарда Скворцова: «Известно, что закон обратной силы не имеет. Справедливо и обратное: закон и прямой силы не имеет».
В этом мы часто убеждаемся при заявлении ходатайств о прекращении уголовного дела за примирением сторон.

Нвер ГАСПАРЯН,
адвокат, член квалификационной комиссии АП Ставропольского края

 

Наш журнал

Свежий номер журнала

Голосование

Вы читаете "Вестник АПСК"




Результаты голосования