Можно ли победить коррупцию?

Нет никаких сомнений в том, что коррупция во всех ее проявлениях представляет собой большое социальное зло.
Но можно ли победить коррупцию на Российской земле, и к каким последствиям может привести эта борьба – это вопросы, требующие объективного обсуждения.
Начнем с того, что коррупция в России существует исторически.
В России люди служивые, кроме жалованья из казны, получали «кормление» – плату от заинтересованных лиц. Князь отправлял своих воевод, наместников в провинцию без денежного вознаграждения, с тем, чтобы они «кормились» населением соответствующей территории. При этом воеводы злоупотребляли своей властью, бессовестно брали вознаграждения, вымогали у жителей приношения, наживались на народной нужде. Они, вместо того чтобы управлять, большей частью стремились обогатиться в течение этого срока.
Не лучшим образом обстояли дела в судебной системе Российского государства. Взяточничество среди судей при осуществлении своих полномочий приобрело такой массовый характер, что в Судебнике 1497 г. была впервые установлена уголовная ответственность за получение взятки судьями.
К взяточничеству тогда относились с большой терпимостью, хотя формально взятки были строго воспрещены. Но обычай требовал, чтобы являвшиеся на суд клали перед образами пожертвования «на свечи». К Пасхе же все должностные лица имели право принимать «красные яички, обыкновенно с несколькими монетами в придачу».
Однажды донесли Василию, что судья московский, взяв деньги с истца и ответчика, обвинил того, кто ему дал менее. Великий князь призвал его к себе. Судья не запирался и с видом невинного ответил: «Государь! Я всегда верю лучше богатому, нежели бедному», разумея, что первому менее нужды в обманах и в чужом. Василий улыбнулся, и корыстолюбец остался по крайней мере без тяжкого наказания.
(Карамзин Н.М. Предание веков. М., 1988. С. 534, 535.)
В XVIII в. коррупция приобретает в России массовый, тотальный характер. Петр I был в ужасе от масштабов взяточничества и пытался бороться с ним привычными репрессивными мерами вплоть до смертной казни, которая была отражена в его Указах от 23 августа 1713 г., 5 февраля 1724 г., но все было напрасно. Коррупция как была, так и осталась. Особенно ярко это проявлялось в злоупотреблениях по службе. Свояк Петра князь Б. Куракин в записках о первых годах его царствования рассказывает, что после семилетнего правления царевны Софьи, веденного «во всяком порядке и правосудии», наступило «непорядочное» правление царицы Натальи Кирилловны, и тогда началось «мздоимство великое и кража государственная, что доныне (написано это было в 1727 г.) продолжается с умножением, а вывести сию язву трудно»
(Ключевский В.О. Исторические портреты. М., 1990. С. 200)
Откровенный пример судебной коррупции был описан А.С.Пушкиным в произведении «Дубровский».
При Николае I коррупционеры действовали безнаказанно.
Советская власть хотя и преследовала взяточничество, но искоренить эти явления не могла.
Если в период правления Иосифа Сталина коррупция была сведена к минимуму из-за массовых репрессий в отношении собственного народа, да и в связи с аскетичной жизнью последнего, то в период построения развитого социализма в СССР коррупция раскручивалась большими темпами. Достаточно вспомнить дело Медунова на Кубани и так называемое узбекское дело Тельмана Гдляна и Иванова, вскрывшего всю вертикаль взяточничества в органах власти советской республики. Известно, что и другие республики не были исключением.
Борьба в настоящее время ведется с бытовой и мелкой коррупцией
28 апреля 2010 г. генеральный прокурор РФ Юрий Чайка выступал с докладом перед Советом Федерации. Одна из частей его выступления была посвящена борьбе с коррупцией, и генпрокурор привел такие цифры: «Вместе с тем, согласно судебной статистике, по 10% от всех преступлений о взяточничестве, суммы взяток не превышали 500 руб., по 30% — не более 3 тыс. руб., еще по 30% — до 10 тыс. рублей. Получается, что в подавляющем большинстве случаев (70%) суммы взяток были незначительными». Генпрокурор констатировал, что правоохранительные органы борются с бытовой коррупцией, и выразил надежду на действие недавно утвержденного президентом национального плана по противодействию коррупции.
По данным спикера Совета Федерации Сергея Миронова, подавляющее большинство доказанных взяток находится в диапазоне от 500 до 3 тыс. рублей.
Если 70% всех полученных взяток – от 500 до 10 тысяч рублей — то речь идет о мелких взятках, полученных должностными лицами в целях собственного выживания. Такие действия чиновников есть способ каким-то образом компенсировать низкие заработные платы. Если у сотрудника ГАИ зарплата находится в районе 10-15 тысяч рублей, то очевидно взятки им берутся не для того, чтобы роскошествовать, а для того, чтобы прокормить свою семью.
Нужно ли в таком случае продолжать борьбу с такой коррупцией? Думаю, что нет. При низких заработных платах чиновничества и при наличии властных полномочий всегда останется соблазн получить что-то мимо кассы.
Нам хорошо известно, что не малая часть уголовных дел о получении взяток спровоцированы оперативными сотрудниками для увеличения раскрываемости. Это когда к должностному лицу подсылается взяткодатель, который всеми силами пытается передать ему деньги в качестве взятки при отсутствии предварительной договоренности между ними о ее получении. При этом, если бы не такие действия сотрудников, то никакого преступления совершено бы не было. Сами спровоцировали преступление и сами его раскрыли.
По данным Счетной палаты РФ, в 2009 году ущерб от злоупотреблений при распределении бюджетных ресурсов составил 280 млрд. рублей. Но где конкретные уголовные дела по привлечению виновных лиц? Вот где реальная коррупция, требующая решительной и бескомпромиссной борьбы.
Встречаются факты выявления и крупных коррупционных преступлений.
По скандальному делу о взятке в 500 миллионов рублей в розыске находятся бывший прокурор ЦАО столицы и действующий начальник отдела по противодействию экстремизму ГУВД.
В январе судьей Басманного суда было вынесено постановление об аресте следователя Главного следственного управления СКП РФ и неработающего гражданина. Их подозревают в вымогательстве особо крупной взятки. Они требовали 15 миллионов долларов за невозбуждение уголовного дела о рейдерском захвате предприятия.
В июле было возбуждено уголовное дело в отношении первого зам.главы администрации Губкинского городского округа в Белгородской области. По информации МВД, он вымогал 38 миллионов рублей у коммерсанта за помощь в получении участка под строительство автосалона. Речь шла о четырёх гектарах земли, находящейся в муниципальной собственности.
Крупный коррупционный скандал разгорелся в ноябре в Тверской области. Глава Конаковского района, его заместитель и руководитель одного из сельских поселений задержаны за крупную взятку в 45 млн. рублей. Деньги они вымогали у предпринимателя за оформление участка земли неподалеку от президентской резиденции «Завидово».
Однако таких дел в общей массе дел коррупционной направленности очень мало.
К чему ведет борьба с коррупцией в судах.
Необходимо признать, что в последние годы коррупции в Российских судах стало меньше.
Но есть и обратная сторона медали.
Большие судейские руководители взяли под полный и тотальный контроль нижестоящие суды. Председатели судов субъектов взяли под контроль судей субъектов, председатели городских и районных судов взяли под контроль судей районных и городских судов, да еще и мировых судей заодно.
В чем проявляется контроль? В многочисленных совещаниях, на которых заслушиваются судьи по конкретным делам.
С точки зрения Конституции РФ и Федерального Закона «О статусе судей в РФ» судьи независимы и подчиняются только Закону. Но в действительности их независимость имеет исключительно декларативный характер.
Так, Волгоградская судья Гусева была лишена статуса в 2008 г. Проблемы у судьи Гусевой начались в еще 2005 году, когда она отказалась принимать участие в ежедневных планерках, на которых судьи должны были отчитываться о находящихся у них в производстве делах. По распоряжению прежнего председателя Центрального районного суда, судьи должны были в обязательном порядке обсуждать с руководством дела, где сторонами выступают органы государственной власти и должностные лица.
Квалификационная коллегия судей лишила статуса судью Волгоградского областного суда Марианну Лукьяновскую. Последняя признавала: «У нас в суде есть практика: каждый понедельник после обеда мы собираемся у председателя уголовной коллегии, и согласовываем с ним позицию по всем делам, которые будем слушать на неделе. Я знаю, что это прямое нарушение независимости суда. Но такова наша практика».
Видимо, такая практика существует не только в Волгоградском областном суде.
Ведомственный контроль над судьями проявляется в запретах самостоятельно выносить оправдательные приговора (хотя это и ранее было), применять условное осуждение, применять положения ст. 64 УК РФ (назначение наказания, ниже низшего предела), освобождать из-под стражи, прекращать уголовные дела за примирением сторон и т.д.
Вынесение любого смелого решения судьей воспринимается контролерами как результат коррупционного влияния. Суды окутаны подозрительностью и недоверием.
В таких условиях судьи боятся выносить решения в интересах граждан, даже если такие решения полностью соответствуют закону. Принцип законности невольно уступает неписанному принципу целесообразности, объективность уступает тенденциозности.
Если в 90-е годы, судье и в голову бы не пришло назначить реальное лишение свободы по преступлениям небольшой или средней тяжести ранее не судимому лицу. То сегодня, в тот момент, когда Президент РФ объявляет либерализацию уголовного наказания и делает немало в этом направлении, судьи на местах, под влиянием своих контролеров, вопреки действующему процессуальному закону иногда действуют по принципу: «Лучше посадить, чем отпустить».
Французский писатель и философ Мишель Монтень говорил: «Трусость — мать жестокости».
В этом и проявляется обратная сторона борьбы с коррупцией. Это приводит к тому, что принимаются судебные решения в интересах государственных органов, а наказания назначаются подчеркнуто жесткие, дабы не попасть в орбиту критики и не быть лишенным статуса.
Генеральный прокурор Юрий Чайка признал, что в России снижаются темпы борьбы с коррупцией и растет средняя сумма взятки. Ранее неспособность побороть коррупцию признал Следственный комитет.
В то же время продолжает расти средний размер взятки в России. В настоящее время, по данным МВД, она составляет 30,5 тыс. рублей, вплотную приблизившись к средней зарплате российского чиновника.
Представляет интерес инициатива Президента РФ Медведева Д.А. по реформированию уголовных наказаний коррупционерам. Если учесть, что 70% взяточников брали взятки в сумме до 10 тысяч рублей, то наказание в виде штрафа, кратное сумме взятки, гораздо эффективнее и справедливее, чем лишение свободы.
Шопенгауэр высказал это положение следующим образом: «Ничто не происходит без причины, почему это должно произойти, вместо того чтобы не произойти». Только причина порождает следствие. Если устранять следствие, не устраняя причины, то следствие будет появляться вновь и вновь…..
В завершение хочется вспомнить слова К.Маркса и Ф.Энгельса: «Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание». Для полноценной борьбы с коррупцией следовало бы начать с изменения условий жизни граждан, с улучшения содержания должностных лиц, а иначе проводимая в стране компания не принесет желаемых результатов.

Нвер ГАСПАРЯН,
адвокат, член квалификационной комиссии АП Ставропольского края

 

Наш журнал

Свежий номер журнала

Голосование

Вы читаете "Вестник АПСК"




Результаты голосования